Fargen
То что не убивает нас - делает нас сильней.
На этот раз Северус проснулся с первыми лучами солнца и застал Дагду ещё спящим. Ухмыльнувшись он решил посамовольничать в надежде, что сегодня у него получится доставить удовольствие своему требовательному любовнику.
Спустившись в изножие кровати, он залез под простыню, собрался с духом и, втянув в рот мягкий член хозяина, замер.
Дагда выгнулся и сладко застонал, но не открыл глаза. Обнадеженный такой реакцией, мужчина принялся усердно сосать член повелителя, который быстро затвердел. Втянувшись в процесс, Северус с удивлением понял, что ему доставляют удовольствие делать миньет хозяину, но вскорости заболели щеки и горло, а оргазм так и не посетил Дагду. Сдаваться не хотелось, и плюнув на усталость и неприятные ощущения, Северус продолжал, на этот раз пытаясь применить к хозяину те методы, которые понравились ему вчера. В тот момент, когда его начало захлестывать отчаянье и разочарование, мужчину подхватили сильные руки и он оказался в крепких объятьях платинового красавца, который тут же увлек его в страстный поцелуй.
Северус даже не подозревал, что в этот момент, выглядит воплощением греха: припухшие пунцовые губы, удивленно распахнутые черные глазищи, легкий румянец на кремовой коже, которая стала уже покрываться нежным загаром, и водопад угольно-черных волос делали его неотразимым.
Зарычав, Дагда подмял покорное тело под себя и начал покрывать поцелуями вперемешку с легкими укусами. Его зверь метил свою собственность, ему хотелось, чтобы все видели, что этот мужчина принадлежит ему, а покорность и отзывчивость жертвы только усиливали волну собственичиства.
Млея от понимания, что это он виновник состояния, в котором находится Дагда, Северус расслабился, не пытаясь бороться за господство. Тело плавилось под волной страсти, обрушившейся на мужчину.
Дагда радовался тому, что в постели Северус начал быстро раскрепощаться, и прилагал массу усилий, чтобы закрепить результат, вот и сейчас он властно приказал любовнику стать на четвереньки и расставить ноги. Смущаясь и краснея, Северус подчинился, предвкушая момент скорого слияния. Но его надеждам суждено было свершиться не так быстро, как он ожидал.
Достав из прикроватной тумбочки баночку с лубрикантом, Дагда стал тщательно готовить молодого мужчину к первому проникновению за очень долгое время.
Это оказалось малоприятное занятие занявшее долгое время. Жжение в узком проходе оказалось весьма сильным, а непривычное ощущение наполненности и присутствия чего-то постороннего, вызывало желание посетить отхожее место. В общем, вся романтика момента испарилась под гнетом реальности. Единственное, что не давало Северусу попросить пощады, была его гордость. Ведь он сам так упорно добивался положения, в котором сейчас находился. Но когда в него одним махом загнали какой-то предмет, намного более крупный, чем предыдущий, мужчина не выдержал и застонал. Тут же рядом с ним оказался Дагда.
- Расслабься. Тебе нужно привыкнуть. Так что лучше ляг на живот, - заботливо попросил мужчина.
Северус удивился, потому что считал, что в нем находится сам Дагда, или хотя бы его часть. Но из дальнейших пояснений стало ясно, что в первый раз анальным сексом так просто не займешься, особенно если тело помнит, как это больно. Поэтому хозяин решил растянуть узкий проход любовника при помощи нескольких фаллоимитаторов разного размера. Только через добрых полчаса ощущения стали приятными, но Дагда терпеливо продолжал свои занятия.
Северуса безумно смущал тот факт, что за всё время, проведенное им в новой роли, он так и не смог доставить удовольствие хозяину. Это ему полагалось ублажать и развлекать Дагду, а получалось всё наоборот.
Собравшись с силами, он выложил наболевшее своему любовнику, ожидая, что уж сейчас ему не избежать упреков. Но к его удивлению, Дагда только рассмеялся.
- Ты глупый! Если бы я не получал удовольствия от близости с тобой, то её и не было бы. Ты очень отзывчивый и страстный любовник, и я надеюсь, что вскорости сам поверишь в свою неотразимость. Но дело в том, что я испытываю удовольствие не так, как ты, во всяком случае пока, потому что я надеюсь, что ты тоже научишься у меня этому. Я не выпускаю семя из организма, и поэтому способен испытывать множественный оргазм даже в активной роли. К тому же, благодаря этому не происходит потеря энергии, и я могу ублажать своих любовников или любовниц всю ночь напролет. Эта техника очень сильно обостряет сексуальное влечение и поднимает уровень энергии в теле, а семя настолько заряжается жизненной силой, что если я всё же решу его выпустить в лоно женщины, то она понесет от меня даже в случае её бесплодия. В моём мире эта методика была широко известна, и ей обязательно обучали мужчин из богатых азиатских родов. Так что тебе придется полагаться на другой ориентир, нежели семяизвержение. Но к твоей чести, могу сказать, что твоя утренняя инициатива подарила мне не одно чудесное мгновение, - с этими словами он снова поцеловал смущенного, но довольного любовника.
Покинуть постель в этот день удалось только Дагде и только к обеду. Северус проголодался и вымотался, и если кто-то скажет вам, что секс - это только развлечение, значит, он им никогда не занимался серьёзно. Как и ко всему, Бог относился к этой части жизни как к способу достигнуть просветления, а следовательно, сразу учил своего раба премудростям интимного искусства. Крепко облегчало дело отсутствие у Северуса богатого опыта в этой области, поэтому его приходилось учить, а не переучивать,что было бы значительно сложнее.
Пока Дагда готовил сытный и легкий обед из продуктов, добытых мальчишками, Северус отсыпался в их комнате.
Слизеринец чувствовал себя героиней любовного романа. Ведь за последнее время в его жизни всё складывалось по шаблону дешевой уличной беллетристики: несчастная жизнь, плен, а потом восточная сказка про гарем и наложниц, которых обучает прекрасный падишах. Вот и сейчас хозяин принес ему еду прямо в постель, да ещё и принялся кормить из рук, как это принято на востоке. Если честно, слизывать кусочки пищи с ладоней Дагды оказалось невероятно приятно. В этом действе было столько доверия и заботы, что оно сближало любовников и наполняло все их движения зарядом сексуальности. Раньше бы Северус воспринял это как жуткое оскорбление и скорее умер, чем унизился до такой степени. Теперь же принимать еду из рук человека, которому доверяешь, оказалось очень интимно.
До настоящего секса дело дошло только после обеда, но и тогда мужчина не смог бы назвать этот опыт таким уж приятным. Хотя хозяину и удалось заставить его кончить, но ощущения хоть и были яркими и острыми, будили слишком много болезненных воспоминаний, которые начали всплывать по мере их занятий.
Дагде часто приходилось успокаивать перепуганного или расстроенного любовника, вытесняя старые воспоминания новыми.
Терпение и забота принесли результаты, и через некоторое время Северус начал снова открываться. Иногда он напоминал Дагде маленькую змейку, которая при первой же опасности прячется в норку, но потом выползает и начинает с любопытством обследовать новые территории и предметы. К Тантре Северус отнесся так же основательно и одержимо, как и к своим зельям, и вскорости бедные мальчишки стали опасаться выходить на улицу, потому что в любое время и в любом месте можно было встретить двух мужчин, занимающихся предосудительной деятельностью, во всяком случае, по их мнению. Но так как выбора у них не было, то постепенно и они начали привыкать к двум “кроликам”, как они стали за глаза называть хозяев.
Прошел месяц, за который к ним так никто и не пришел.
Но в один из дней вышедший на улицу Дагда увидел Фериата, сидящего за столом. Мужчина изменился. Во всяком случае, от него больше не исходило сияние, и пропало желание защищать и оберегать златовласого красавца. Последнее, что знал о нем небожитель, была великолепная работа, проделанная с колоколом, который теперь создавал величественные переливы в час медитации и воинственный бой, знаменуя начало тренировок. Он сидел за столом и попивал чаёк, который сам же и приготовил, но при виде хозяина дома встал и поклонился. Дагда удивленно приподнял бровь. После преображения вампир не отличался показной почтительностью.
- Здравствуй. Что тебя привело ко мне? - присаживаясь и наливая чай, поинтересовался небожитель.
- Здравствуйте. Мастер решил, что мне можно вернуться к моим людям. Вот, пришел попрощаться. Ведь для вас пройдет много времени, пока я вернусь, - садясь после Дагды, вежливо заговорил Фериат.
- Смотрю, ты многому научился за этот месяц, - поддерживая степенный тон беседы, продолжил хозяин.
- Да. Тяжело понять, что прожил в тридцать раз больше, чем твои учителя, а при этом не знаешь и половины, - с печалью в голосе ответил собеседник. - Но в то же время для меня открылись новые горизонты, к которым можно стремиться, - сбрасывая печаль, ответил он.
- Я рад. Мне очень хотелось, чтобы тебе здесь понравилось, - искренне признался Дагда.
- Даа... Вам удалось создать что-то удивительное. Слушал ваши планы и не верил, что это осуществимо, но после месяца в Школе я начал понимать ваш замысел.
- Это ещё только начало. Мозаика не сложилась, хотя, если честно, большая часть работы позади. Теперь этот мир будет развиваться сам, проверяя реальностью мои замыслы. Не занятыми остались места, предназначенные для твоих людей и людей Велемира. Волк в скорости должен объявиться, а с твоими вампирами могут быть трудности, - философски заметил Бог.
- Да. Они слишком привыкли к независимости и власти, позабыв, что они - всего лишь оружие. Им нравится пребывать в иллюзии, что они хозяева мира и вершат судьбы смертных. Многим придется не по душе моё возвращение и то, что я собираюсь вернуть себе власть, - зло оскалившись, сказал Князь вампиров.
- Экие мы кровожадные, - хмыкнул Дагда. - Но, думаю, ты прав, и без чистки рядов не обойтись. Нам не нужны перебежчики, готовые за стакан крови и обещание эфемерной власти продаться первому встречному.
- Боюсь, что таких будет много, - скривился вампир.
- Тогда будем создавать нацию по новой, полностью меняя правила игры. Вы были созданы как оружие для войн со Светлыми, и боюсь, что эта ваша задача не окончена, но это теперь не главное. Главное - это изменить твой народ под реалии нового мира.Последнюю тысячу лет вы только выживали, паразитируя в этом мире - пора отдавать ему долги. Я хочу, чтобы вампиры и оборотни стали частью общества. Обращение должно быть привилегией, а не трагедией. Выбирать надо из лучших членов общества, способных подчинить себе жажду и приносить пользу обществу. Или продолжить духовное развитие в новом обличии. Я так вижу будущее твоего народа.
Фериат прикрыл глаза, представляя города, в которых оборотни, вампиры, маги и маглы живут вместе. Картина походила на сказку, потому что даже в расцвет их культуры вампиров боялись и сторонились. Даже выступая в альянсе с союзными войсками, им приходилось заботиться о своей спине, потому что остальные народы не считали предательством убийство вампира. А с приходом христианства, на них вообще объявили охоту. Отряды Ватикана и сейчас патрулируют ночные города, и местные власти не смеют даже спросить их, на кого же они охотятся.
Глубоко вздохнув, Князь открыл глаза:
- Это красивая мечта. Я хочу стать её частью.
- Люди часто забывают, что именно мечты правят миром, а не деньги и сила. Сейчас мы собираем тех, у кого похожая мечта. Мне всё равно, кто они. Если у них слабое тело, мы сделаем его сильным, если они слишком стары, то мы подарим им долгие годы жизни, а если они лишены магии, мы научим их новой, доступной любому маглу. Но в их сердце должен гореть огонь мечты, и они должны хотеть отдать за него всю свою жизнь без остатка. Ведь человек без мечты - мертвый. И тебе пришло время выяснить, кто из твоих людей достоин остаться на этом свете, а кому уже давно пора переродиться и начать новое приключение.
После этих слов на полянке перед домом повисло молчание. Фериат думал и мысли его были тяжелыми, ведь ему предстояло судить свой народ и приводить приговор в исполнение.
- Всё-таки там, у тебя в мире было всё намного проще. Один народ, одни и те же беды, - пожаловался вампир. Похоже, кровь Бога начала говорить с ним. За это говорили и вежливость, и глубина понимания замыслов.
- Нет, не проще. Там тоже мертвецов, прикидывающихся живыми, было гораздо больше, чем живых. И эти мертвецы так боялись разоблачения, что всеми средствами противились появлению нового мира. Ты хотя бы знаешь лицо врага, а у нас им могла оказаться даже родная мать или человек, которого ты любишь. Так мы научились полагаться только на себя. Это был жестокий, но бесценный опыт.
На последних словах Бог улыбнулся, сбрасывая с себя печаль. Жизнь всегда преподносит испытания только в том объеме, в котором ты их можешь вынести, и если ты сломался, то это только твоя вина.
После небольшой паузы вампир растворился в воздухе, перейдя из одного мира в другой не вставая с лавочки.
А Дагда понял, что засиделся в глуши. Пришла пора второго этапа операции под названием “Новый мир”.

@темы: За днем приходит ночь.