Fargen
То что не убивает нас - делает нас сильней.
Волдеморт не заметил, как вновь оказался на каменном берегу возле догорающего костра.
Открыв глаза, он понял, что путешествие окончено, и повернувшись, посмотрел в глаза Смерти и потребовал:
- Научи!
- Чему? - приподняв бровь, спросила женщина.
- Как его защитить? - глаза парня полыхнули рубином, соперничая с жаром погребального костра.
- Тебе придется стать таким же сильным, как и он, чтобы не быть ему обузой. Может, ты выберешь себе роль попроще?
- Нет. Я готов, - зло осклабившись, ответил маг.
- Ну что ж. Тогда тебе для начала нужно научиться питаться негативными эмоциями и вредоносной магией, раз ты решил стать его щитом.
Красные глаза жадно засияли, предвкушая новое знание и силу. Но он не ожидал того, что произошло в следующий миг. Тело начало терять энергию.
- Что со мной?
- Я сняла всю защиту, что была на тебе. Теперь, чтобы выжить, тебе осталось научиться принимать то, что тебе дадут мир и люди, и вырабатывать самому побольше энергии. Для трансформации негатива в подходящую для тебя энергию нужна твоя магия, но совсем в другой форме. Это как при переваривании пищи, нужно потратить энергию, чтобы получить больше.
- Но как это сделать? - с отчаяньем спросил маг, ведь за несколько минут он потерял больше сил, чем за целый день, проведенный в дуэльном зале.
- Ищи способ сам, но я подскажу. Жди утреннего колокола, - сказав это, женщина исчезла.
После её ухода маг понял, что больше не чувствует свою магию.
___________
Волдеморт лег на камни, полностью лишенный сил. Тело стало свинцовым и отказывалось слушаться, единственное, что приходило ему сейчас в голову, это поменьше тратить энергии. На фоне тотальной слабости все мелочи, вроде той, что он валяется рядом с погребальным костром, его мало волновали.
Том даже не заметил, как заснул.
Проснулся он от оглушительного грохота.
Подскочив, Волдеморт поморщился, складывалось впечатление, что всю ночь, его били палками. Оглядевшись, маг постарался понять, что же его разбудило.
И тогда он вспомнил об утреннем колоколе, о котором говорил брат. Выматерившись и усевшись обратно на валун, он закрыл глаза и начал прислушиваться к себе. По идее он должен был услышать имя души, но ничего подобного не происходило, только мерный плеск воды о берег да пение птиц нарушали тишину раннего утра.
В какой-то момент ему стало казаться, что шум набегающих волн изменился, и теперь в нем слышится странный звук, словно набегая на камни и отступая, вода переворачивает мелкие камешки. Сначала он не обратил внимание на это и дальше продолжил поиск имени, но навязчивый звук никуда не девался. И маг решил повторить его пару раз, просто так, ради эксперимента.
Хрим, хрим, хрим.....
Когда он очнулся, то понял, что прекрасно отдохнул, а на душе стало светлее и легче. Солнце уже перевалило за горизонт. Оказывается, он даже не заметил второго удара этого чудовища, которое могло поднять и мертвого. Теперь Волдеморт знал, на какой звук откликается его душа.
Поднявшись и осмотревшись, молодой мужчина наконец-то заметил изменения, произошедшие с его телом за ночь, а так же, что от лежания голышом на солнце он обгорел. К тому же его изрядно покусали комары.
Есть хотелось жутко.
Вспомнив, что у него имеется пара часов на поиск еды, он спустился к воде, напился и посмотрел, можно ли добыть по-быстрому рыбы. В реке её было много, но верткие и скользкие водные жители отказывались даваться в руки неумелому рыболову.
Плюнув, и осознав, что за время, проведенное у воды, обгорела и спина, маг начал искать подъем наверх, в надежде найти съедобные ягоды или фрукты.
На поиски пути у него ушло больше часа, подъем отнял столько же. Как понял Волдеморт, время начинало считаться с того момента, как он покинул берег, так что, учитывая время на дорогу обратно, у него час на изучение местности.
Лес был полон жизни, вот только маг не знал, что тут можно употреблять в пищу.
Весь час ушел на поиск чего-то похожего на то, что знал Волдеморт. Но они закончились оглушительным провалом. Вдобавок маг не знал точно, сколько времени он потратил, и опасаясь нарушить правила ученичества, отправился в обратный путь на голодный желудок.
Вернувшись на шамашан, мужчина собрал остывший пепел и выкинул его в воду. Сложнее дело обстояло с теми немногими частями тел, что плохо сгорели, но набравшись смелости, Волдеморт собрал их и бросил в реку. С легким испугом маг отметил, как заурчал живот, когда он выкидывал чью-то руку, которая очень хорошо прожарилась в углях и пахла весьма аппетитно.
Тщательно вымыв руки и напившись воды до отвала, мужчина приготовился ждать вечерний колокол.
Так прошло несколько дней. На берегу никто не появлялся, найти чего-нибудь съедобного не удавалось, комары и москиты достали до лысого Дамблдора. И в голову начали лезть мысли, что он так и умрет на этих камнях от голода, а его останки поделят комары и волки, которые уже пару раз заглядывали посмотреть на нового соседа. К тому же кожа никак не хотела привыкать в южному солнцу и пузырилась, облезая неэстетичными лаптями.
Если честно, то Том был в ужасе.
После вечернего колокола он снова погрузился в медитацию и заметил, что чувство голода на этот раз отступило, а тело перестало чесаться и болеть. С этого момента он сразу же погружался в покой, как только тело начинало испытывать беспокойство. Маг бросил попытки найти еду и проводил дни напролет погруженным в глубины собственной души. Но его тело ещё не было готово к такому испытанию, и с увеличением яркости и глубины переживаний, получаемых во время медитации, он начал быстро терять вес и силу.
Прошло ещё пять дней, и Волдеморт перестал боятся голодной смерти. Тело стало легким и воздушным, а медитации показывали ему яркие миры и картины удивительной красоты. Он начал чувствовать потоки жизненной энергии, текущие вокруг него. Ложась на землю, маг начал ощущать вибрацию и силу, исходящие от неё, а опускаясь в воду, он растворялся в этой стихии, чувствуя, как каждый раз его тело и энергетика избавляются от очередной проблемы, принесенной из прошлого. А воздух дарил так много силы и свежести, что иногда казалось, что он калорийнее мяса.
Это было удивительно.
Тело становилось тоньше и впитывало энергию чистых стихий. Иногда магу казалось, что к нему вот-вот вернется магия, которую забрала Смерть. Но этого не происходило. Он уже перестал вставать, почти не выходя из своих мечтаний и экскурсов в тонкие миры. Но в один из таких дней его одиночество прервали.
Несколько шумных демонов пришли на его берег, и вначале маг не понял, зачем они вторглись на его территорию. Но увидев тело, замотанное в материю, и дрова, которые начали собирать пришельцы, он вспомнил назначение этого места.
Ему было не понятно, почему демоны как-то странно косятся на него, обходя по большой дуге, но это и не имело значения. Лишь бы они побыстрее оставили его в покое.
И вот огонь загорелся, а демоны ушли.
Всё время медитации Том пытался достигнуть умиротворенного состояния, но отвратительный запах не давал этого сделать. Открыв глаза, он попытался вспомнить, где раньше его встречал, и через какое-то время это ему удалось: так пахло жареное мясо. Живот скрутило от одной мысли об еде. Маг не понимал, как люди могут кидать в себя всякую гадость. С трудом он абстрагировался от вони и постарался вновь погрузиться в тишину, но не успел сосредоточиться, как снова кого-то почувствовал. Открыв глаза, Волдеморт увидел Смерть, она грела руки у костра, хотя жара стояла неимоверная.
- Здравствуй, - прокаркал маг. Оказалось, что голос без употребления стал каким-то скрипучим и слабым.
- Не буду желать тебе того же. Не сбудется, - сказала женщина, и развернувшись, посмотрела в глаза ошарашенному магу. - Ты всё же решил сдаться?
Волдеморт замотал головой. Он не понимал, о чем она говорит.
- Тогда почему ты заморил себя голодом? Ведь сегодня я пришла за тобой, - последние слова потрясли мужчину. - Ты два месяца ничего не ел. И даже не старался найти еду. А во что ты превратил своё тело?- возмущенно спросила наставница.
Ответом ей были выпученные глаза, в которых было полное непонимание.
Взмах руки, и перед магом появилось огромное зеркало, в котором отразилось жалкое костлявое существо, вся кожа которого была в струпьях и язвах. Губы облупились, и из них текла сукровица, создавая вокруг рта черную корку, волосы запылились, сбились колтунами и торчали в разные стороны серой мочалкой, впавшие глаза горели лихорадочным огнем. В общем, картинка была впечатляющей, понятно, почему демоны так шарахались от него. Покойник, отданный священному огню, наверняка выглядел лучше.
- Душа душой, но если не будешь уважать тело и личность, то ничего ты не добьешься, только осложнишь жизнь брату, - слова женщины ударили, как пощечина. За эти дни маг уже и позабыл, ради чего он это затевал, увлеченный красивыми опытами. И сейчас ему стало нестерпимо стыдно.
- Что мне делать?
- Еда перед тобой. Раз не сумел довериться своим инстинктам, то придется поправить здоровье мяском, благо свежее, а потом, когда наберешься сил, начнешь поиск пищи, - сурово сказала женщина.
Волдеморта передернуло. Мало того, что его тошнило от одной мысли об еде, так ещё и человечина. Но перед глазами возникла картина, что стала его целью в жизни, боль и одиночество дорогого человека оказались великолепным стимулом, и мужчина собрал остатки сил и постарался поднялся.
Когда пятая попытка встать не увенчалась успехом, и последние остатки сил покинули Тома, от бессилия у него на глаза навернулись слезы. Больше всего расстраивало то, что он сам загнал себя в эту ловушку. Теперь он понимал всю свою глупость, но тогда такое решение почему-то казалось правильным.
Он лежал на камнях с закрытыми глазами, когда по лицу потекла густая жидкость.
- Открой рот, - приказала Смерть.
Волдеморт тут же подчинился, и открыв не только рот, но и глаза, увидел, что женщина выжимает ему в рот какие-то синие плоды. Они росли вдоль всего берега, но их матовый блеск показался магу подозрительным, и он не рискнул попробовать мясистый синий фрукт, или большую ягоду, которая пряталась в огромных листьях. Теперь он жалел об этом. Сок у них был кисло-сладким и ароматным. Попадая в рот, он вызывал целую бурю вкусов и ощущений, а проникнув в желудок, который очень не хотел выполнять свои прямые обязанности, принес ощущение волн тепла и силы, прокатывающихся по телу.
Двух плодов хватило, чтобы маг смог сесть. Голова ещё кружилась, но терять сознание от бессилия больше не хотелось.
- Если бы ты не приложил все силы, чтобы встать, я бы забрала тебя, - сказала Смерть. - Но раз ты решил жить, я оставлю тебе плоды. Ешь их по чуть-чуть, но постоянно. Ни о каком мясе пока речи быть не может, но за то, что ты с собой сделал, будешь наказан. Как ты думаешь, зачем брат тебе говорил о том, чтобы ты обтирался пеплом? - с укором спросила Смерть.
Маг пожал плечами. Это большее, на что он сейчас был способен.
- Дурак. Он отгоняет насекомых и защищает кожу от ожогов, ещё у него антисептические и защитные свойства. Я думала, что ты умнее. Даю тебе неделю на полное восстановление. И не вздумай сразу объедаться, а то встретимся гораздо раньше, - сказав это, женщина фыркнула и исчезла.
Почти сразу Волдеморт уснул. Проснувшись, он поел ещё немного, и впервые за пару недель заполз в реку. Отмывшись, он набрал пепла и тщательно натер тело. Как ни странно, он не чувствовал омерзения, или ещё каких-то чувств из-за того, чем он натирался. Человек так устроен, что в природных условиях он очень быстро возвращается в животное состояние, теряя предрассудки и старые табу.
Выйдя на берег, он понял, что зуд прошел, а тело словно покрылось броней. Это стало ещё одним приятным открытием. Поспав и поев, маг отправился на поиски еды. Сил хватило дойти только до первого куста с фруктами.
Поел он прямо там, и отойдя буквально пару метров в сторону берега, уснул. Благо, кустик рос фактически на берегу, только чуть выше по течению, и мужчина не нарушал правил.
Так прошла неделя, за которую опытным путем было найдено ещё два вида ягод и один вид каких-то овощей, которые прекрасно подходили для пищи. Маг потихоньку набирал вес и быстро восстанавливал силы. В конце недели демоны принесли ещё одно тело. Волдеморт узнал в нем одного из заключенных Азкабана. У мужчины была сломана шея. Он не знал его, но решил посидеть у костра и понаблюдать за огнем. В прошлый раз он заметил, что от него ему становилось лучше. Но Волдеморт не ожидал, что из огня выкатится череп, а в голове прозвучит тихий шепот: “Используй меня”.
Сначала мужчина растерялся. Для чего ему может понадобиться череп? Разве что мясо объесть. Подождав, пока тот остынет, маг решил отречься ещё от одной черты, связывающей его с людьми. Плюнув, он потянулся и отщипнул кусок мяса со щеки. Подув на хорошо прожаренный кусок плоти, он скривился и засунул его себе в рот. Мясо оказалось сочным, со сладковатым привкусом. Прожевав и оценив пищевую и энергетическую ценность продукта, мужчина подобрал голову и начал её деловито потрошить. К тому моменту, когда костер прогорел, Вольдеморт закончил очищать кости и уснул от пережора прямо рядом с костром.
Утром, когда он открыл глаза, рядом сидела Смерть и разглядывала череп.
- Его звали Ференц, и он сидел в тюрьме за то, что был верен мне. Он был некромантом, - философски пояснила женщина. - Но его срок пришел, и он не мог оставаться в этом мире дольше. Он умер, случайно упав со скалы.
Вся эта информация была явно лишней, живот мага скрутило и к горлу подкатила тошнота. Всё съеденное вчера попросилось наружу.
- Не смей оскорблять Дар, который тебе преподнес этот человек! - закричала женщина.
Волдеморт опешил.
- Какой Дар?!!
- Ты что, ничего не понял и не почувствовал? Болван. У Ференца не было детей или учеников, и когда его дух понял, что его предадут обряду кремации на священном месте, он решил воспользоваться случаем и передать Жрецу Смерти Дар некромантии. Ведь они и были моими Жрецами раньше. Так что теперь в тебе его магия и знания, - сказала женщина, с нежностью поглаживая череп. - Если хочешь, можешь сделать из его черепа себе чашу, она станет для тебя и щитом, и мечом. Только при наличии такой чаши можно проводить обряды высшей некромантии.
Волдеморт был в шоке. Даже ему некроманты казались чудовищами. Они жили на кладбищах и общались в основном с духами, при этом на них почти не действовала обычная магия, да и смерти они не боялись....
В голове словно взорвался шар света, ослепив его изнутри.
Маг сел, задыхаясь в попытках унять сердце. Всё, что он только что подумал о некромантах, теперь можно было отнести и к нему.
Смерть с ухмылкой смотрела на ученика, который только теперь понял, во что вляпался. Последним известным некромантом в Европе был Гелард Гриндевальд, и Ференц входил в его ближний круг. Маг не успел скрыться в России, так как сопровождал Гриндевальда в Англию.
Он видел тот фарс, который потом назвали “великой битвой”, но не стал оспаривать решение командира. Поэтому последние сорок лет он провел в холодной северной тюрьме, ведь некромантия была вне закона уже сто лет, а магами, практикующими её, пугали маленьких детей, да и больших тоже.
Волдеморт с трудом справился с очередным изменением в своей жизни. Оказалось, что Люцифера и Богов было легче принять, чем то, что ты стал одним из тех, кого боятся, как огня. А ведь это, по сравнению с играми Богов, пустяки.
Взяв себя в руки и поднявшись, он подошел к Смерти и протянул руку, прося разрешения забрать череп. Женщина тут же его отдала.
Как только он попал в руки магу, тому стало спокойнее, словно он почувствовал незримую поддержку и защиту.
- Вот об этом я и говорила. Некроманты учатся у своих учителей, которые часто переходят из жизни в смерть в процессе обучения и продолжают учить оттуда. Череп полноценного некроманта - это как канал связи с потусторонним миром и умершими некромантами. Ференц, его учитель, учитель его учителя, и так далее, теперь твои учителя, это называется традиция преемственности. С этого дня ты их ученик, и сможешь говорить ещё и с ними. На ближайшие две недели твоим заданием будет создание чаши, дальнейшее исследование леса. И научись ловить рыбу, - сказав это, женщина исчезла.
Волдеморт остался стоять, зачаровано глядя на то, что раньше вызвало у него по крайней мере приступ омерзения, а теперь он чувствовал глубокую благодарность и уважение к человеку, преподнесшему ему такой Дар.
_______________
Дни снова потекли в медитациях, исследовании леса, реки и создании чаши. За это время маг научился видеть образы умерших наставников и слышать их голоса. Его жизнь снова наполнилась беседами, но к его великой радости, некроманты ценили тишину и знали Силу, стоящую за словами. После своей голодовки Волдеморт понял, что каждое слово отбирает энергию и магию, и если их использовать правильно, то песня или стих превратятся в мощнейшие заклятья. Он только начал открывать для себя мир магии, когда пришла Смерть и сказала, что настала пора наказания.
- Ты достаточно окреп и сможешь пережить моё наказание, конечно, если поймешь его урок, - хитро улыбнулась женщина.
- Я готов.
- Не уверена. Поэтому я объясню, что тебе предстоит. В ближайшую неделю ты будешь проводить дни здесь, а засыпая - отправляться в мир голодных духов. Твоя задача - выжить. И учти, я изменила взаимоотношение времени, так что там ты проведешь времени немного больше, чем потребуется на сон.
По довольной улыбке наставницы маг понял, что времени потребуется намного больше.
Он оказался прав.
_____________
В первый раз он провел в мире голодных духов три месяца.
Уже в первый день его словили, у него не было ни сил, ни навыков, чтобы отбиться, и так как его душа оказалась слишком сильной, то её не смогли сразу поглотить. Но нет ничего невозможного. Стоит стереть личность, и разорвать душу станет гораздо легче. А что лучше боли и унижения подходит для этого?
Три месяца пыток и насилия. И всё это время Смерть незримо была рядом.
В первый раз она появилась, когда он был уже готов сдаться. Почти в самом начале. Он не мог предположить, что без магии с телом можно сотворить ТАКОЕ. Но когда его личность уже была готова сломаться и отдать душу на растерзание местным тварям, он вспомнил, ради чего всё это затеял, и боль, что была в глазах брата. Эта картина помогла продержаться ещё неделю. Но потом он понял, что опять на грани, и взмолился.
Тогда-то и появилась она.
Он был один, вися в своей камере. Истерзанное тело давно перестало слушаться, но какие-то примитивные шаманы раз за разом исцеляли его, да и живучесть у него оказалась огромная. Он уже не раз проклял подарок Владык Хаоса, который не давал ему умереть.
Когда появилась она, то в камере похолодало, и Волдеморт пришел в себя. Женщина обошла его по кругу, довольно поцокала языком, и сощурившись, произнесла:
- Признай. Они прекрасно знают своё дело.
Сил говорить не было, да и горло давно превратилось в одну сплошную рану, которая не успевала заживать. Так что он решил ответить мысленно.
- Меня это ничуть не радует.
- Любое мастерство достойно уважения. Хотя, как по мне, так они слишком беспечны. Можно было причинить в пять раз меньше повреждений и при этом уже сломав тебя. Но у них ещё есть время.
- Ты будешь восхищаться их работой или поможешь? - зло прошипел в мыслях маг.
- Смотря что считать помощью? Я могу научить тебя, как сохранить себя и обрести свободу, а потом отомстить. Но спасать тебя я не собираюсь. Ведь это твоё наказание и урок, - сказав это, женщина повернула мага так, чтобы видеть его глаза. В них бушевало пламя. - Ну так как, тебя научить, как стать сильнее, или хочешь сдохнуть?
- Учи! Сука!
- Отдели свою личность. Для этого тебе нужно понять две простые истины: первая - ты и твоё тело - это не одно и тоже, враг может делать с телом всё, что угодно, но тебя это не касается; и вторая - в плену стыда нет, пусть враг считает, что ты сломлен и выполняешь все его прихоти без сопротивления, тогда ты сможешь подловить его на слабости и уничтожить. И последнее: не терпи боль, пропускай её сквозь себя, как воду.
Когда последнее слово отзвучало в каменном каземате, женщины в нем уже не было, а дверь открывали те, кого видеть совсем не хотелось.
Ещё три дня ушло на то, чтобы понять, что хотела сказать Смерть, но боль - великолепный учитель, и Волдеморт смог расщепить личность, став абсолютно покорным внешне. Его палачи решили, что у них наконец-то получилось, но для порядка ещё неделю регулярно к нему наведывались. С каждым днем всё легче и легче было наблюдать за своим телом как бы со стороны, и маг осознал истину, которую слышал не раз: “Я не тело”. Чтобы не сойти с ума, он перенес идентификацию на чувства и интеллект, решив, что до тех пор, пока он мыслит и чувствует, он существует.
Через неделю они уверовали, что их жертва полностью покорна и выполнит любое их пожелание. Его стали выпускать из каземата, чтобы повеселить хозяев и подкормить их светом его души.
Он терпел и ждал, когда они расслабятся, хотя в глубине личности клокотала ненависть, но глаза оставались безжизненными, а тело - покорным врагу.
И вот долгожданный день настал.
Пьяные от своей силы и чужих страданий, хозяева разомлели и оставили раба без присмотра. Тогда-то он и убежал. Выбравшись за стены их пещеры, что служила им жилищем, маг начал искать убежище.
Хозяевами этого мира были сильнейшие голодные духи, во внешности которых не было ничего человеческого. Чудовищные монстры, тела которых были созданы с одной целью - убивать. Среди них маленький и беззащитный человек казался козявкой, да и силы у него не было почти никакой. А магия в этом мире действовала по другим законам. И когда обессиленный раб выбрался на улицу и увидел, что один из хозяев не уснул, а остался стеречь логово, что-то в нем лопнуло.
Пришел он в себя, только когда всё закончилось. Его взору предстала оплавленная пещера и обгорелые трупы врагов. Но все они были где-то внизу, а он смотрел с высоты метров пяти.
Оглядев себя он понял что он - дракон. Черный дракон.
И в этот момент он проснулся.
___________
Смерть сидела рядом.
- Ну что, отомстил?
- Да, - довольно потянувшись, ответил маг. - Но всё равно ты сука.
- А я этого и не отрицаю, - улыбнулась женщина. - Хотел бы песенок под ясенем и сладких объятий красоток, нашел бы другую.
При словах о “сладких объятьях” мужчину передернуло.
- Хватит мне пока объятий, - уверенно сказал маг.
- Ну, как знаешь.
- Что ты ещё задумала? - настороженно спросил Волдеморт.
- В адских мирах ты можешь очень быстро овладеть той силой, что нужна тебе как Защитнику. Здесь на это уйдут десятилетия, но и тогда результат будет слабее.
Мужчина нахмурился. Как взрослый маг, он понимал, что она полностью права, но переживать этот кошмар снова не хотелось.
- Я не собираюсь приказывать или настаивать, так как понимаю, через что тебе придется пройти, но это, как всегда, вопрос приоритета. Что для тебя важнее? Тому, чему тебя научат эти миры, не в состоянии научить ни один наставник или даже Учитель. Пройдя их, ты познаешь те уроки, которым они учат, и станешь настоящим щитом для брата. Но это только твой выбор, - на этот раз в голосе женщины не было веселья. Она была абсолютно серьёзна. И Волдеморт понимал, что она права. Чтобы стать Великим, нужно пройти Великие испытания, иначе сила просто не пробудится.
- Я согласен.
- Ты сам сможешь контролировать длительность уроков. Стоит тебе умереть, и ты окажешься здесь, - хитро улыбнулась женщина.
Он помнил, что неделя ещё не прошла, и она могла бы просто приказать. Но к этому моменту он успел осознать, что наказание стало предлогом для тяжелого урока.
Так и пошло.
Днем он медитировал, изучал наследие некромантов и гулял по лесу, запрет на отлучки с берега был снят. А ночью уходил в адские миры. За неделю он прожил почти пять лет в мире голодных духов, всё лучше и лучше постигая силу своего Зверя. Это не была анимагия в чистом виде, это было слияние Зверя и Демона. Именно оно порождает магические существа огромной силы.
Постепенно маг научился контролировать эту мощь, которая поначалу, вырываясь, уничтожала всё, до чего могла добраться. Но вершиной мастерства стала способность сохранять силу Дракона в теле человека. Волдеморт прекрасно понимал, что в обычном мире ему бы не удалось достигнуть такого результата, и с каждым днем он начинал всё уютнее чувствовать себя в мире голодных духов. Даже необходимость умирать каждый раз больше не пугала его. Тем более, что блоков, связанных с болью и смертью, почти не осталось. Но остались другие.
В один из дней он понял, что чуть не попал в ловушку Силы и власти. К этому моменту у него уже появилось маленькое логово и кучка рабов, другие твари боялись на него нападать. И он понял, что начал привязываться к тому миру, поэтому каждый последующий визит становился дольше предыдущего. Ему стало страшно - он чуть не забыл цель, с которой он сюда пришел. Маг снова вспомнил, что сила была нужна ему не для себя, и сразу же проснулся.
- Поздравляю. Ты прошел полностью первый адский мир. Но учти, второй более коварный. Ты и не заметишь, как он околдует тебя. И не сильно светись, а то Молох может решить, что такой боец ему не помешает, тогда-то у тебя и начнутся настоящие проблемы. А война с нижними мирами пока не нужна Люциферу.
- Я понимаю.
Волдеморт не видел себя со стороны, но сейчас он стал похож на мужчину лет двадцати пяти, с крупной грудной клеткой и мощными мышцами. Его движения стали плавными и стремительными, а рыбу он ловил теперь просто руками, молниеносно хватая верткое тело когтистой лапой. Трансформация стала настолько привычным делом, что он успевал вырастить броню в нужном месте, случайно падая. Хотя такие случайности бывали крайне редко. Он не знал. что с каждым днем душа Темного Айнур пробуждается в нем всё сильней, передавая свои знания и умения.
В мире страстей Волдеморту пришлось приучать себя к одежде и вновь погружаться в интриги и манипуляции. Предыдущий мир был примитивен и прост, в нем не юлили и не врали, а предпочитали всего добиваться силой. Здесь же пришлось включить почти атрофировавшиеся мозги. Но главное не это. Мир страстей был богат на искушения разного рода.
Было подвигом не увлечься прекрасными одалисками или не привязаться к изящному дворцу. Да и сами интриги увлекали неимоверно.
Так что за последующие два месяца для Волдеморта прошло почти сто лет. Он часто залипал, и Смерти приходилось напоминать магу о его цели, но к его чести будет сказано, что он всегда бросал пустышку, созданную миром Молоха, и возвращался к своей цели. У него было много любовников и любовниц, власти, денег и авторитета, но каждый раз он убеждался, что это прах и пепел. Его любовник мог считать, что он влюблен в Волдеморта, но тот видел только похоть и страсти. Так что постепенно он избавился от всех рабов и отвадил тех дураков, что стремились навязать ему свои чувства. Потом он устал от власти, видя, что она ничего не дает. А затем ему опротивели и интриги.
За это время маг не раз оказывался на грани провала из-за того, что привлекал внимание сильных мира сего, а иногда и самого Молоха, но успевал улизнуть в самый последний момент. Так незаметно он приобрел вторую форму - василиска. Это случилось, когда он понял, что “я - не личность”. Это открытие потрясло мага, и обошлось ему дорого, но с тех пор он видел мир совершенно по другому.
Две противоположности, дракон и василиск, сплелись в душе мага навеки, а третья форма появится у будущего Темного Лорда, когда он познает Любовь, выучив таким образом урок третьего адского мира. И воплотится древнее пророчество эльфов, ибо придет в этот мир тот, чьим именем пугают детей и проклинают врагов. Айнур Мелькор.
__________________
Волдеморт возмужал, теперь это был мужчина лет тридцати с легкой проседью на висках, в его алых глазах иногда появлялся вертикальный зрачок, и с каждым днем это случалось всё чаще. Формы сливались с хозяином, вливая в него свою магию и меняя тело. Уже некоторое время по жилам мужчины текла чистая магия, а укус мог стать смертельным. Молодое божество росло, но само ещё не подозревало о силе, которой обладало.
Теперь пришло время ему возвращаться к брату и продолжать своё становление окруженным любовью и заботой. Прожитые годы закалили Волдеморта, превратив в смертоносный клинок, но только Любовь сделает его совершенным.
______________________________
Смерть попросила ученика провести ещё несколько месяцев на берегу. Ведь из более чем ста прожитых им лет он провел здесь немногим больше пяти месяцев, и его сознание ещё не успокоилось, бурля от пережитого. Сейчас он был там, а не здесь.
Маг понял, что наставница, как всегда, права.
Оставшись один, он наслаждался покоем и миром места, отведенного ему под дом. Даже осенние дожди не испортили его настроения. Его тело не чувствовало дискомфорта, но просыпаться ночью в луже немного раздражало, поэтому он начал спать в нише под утесом.
Еды было предостаточно, а спокойное место и голоса некромантов, покинувших этот мир, способствовали осмыслению опыта, полученного в адских мирах.
За время, проведенное в снах, маг привык анализировать каждый свой мотив и поступок, потому что только это могло спасти от залипания в мир. Это стало привычкой, выработанной годами.
И сейчас в тишине и покое он перебирал воспоминания.
От нечего делать начав сравнивать их с его прошлой жизнью.
Дни потекли за днями.
Разбирая свои воспоминания, он с удивлением нашел множество из низ, которые не принадлежали этой жизни или его снам. Скорее всего так проявилась память прошлых жизней, оставшаяся после встречи с Владыками Хаоса. Раскладывая их по полочкам, он осознал, что уже не раз бывал в адских мирах, да и его теперешняя жизнь изобиловала испытаниями, похожими на те, что он прошел там. Это было странно, и теперь он видел ошибки, которые допускал раньше. В этот раз его вела цель, и он не собирался сворачивать, но даже это не спасало от увязания в обучающих мирах.
С удивлением он осознал, что вся его жизнь от первого появления в проявленных мирах была таким обучением. Смерть вырывала его из урока, когда он завязал, и перекидывала в новый урок. И так из воплощения в воплощение.
То, что сделала Смерть с ним, на этом берегу, было моделью того, что проходит любая душа. И его теперешняя жизнь - это тоже только урок. Когда она окончится, душа сядет на камень, проснувшись от обучающего сна, и попытается понять свои ошибки.
Но было ещё слишком много вопросов, ответ на которые принес один странный случай.
Объедки фруктов и пепел от костра, который он разводил по ночам, Вольдеморт складывал у стены. Дожди размывали кучку, а муравьи и прочие комашки поедали всё, что могло разлагаться.
Маг не обращал внимание на неё, занятый своими делами и судьбами вселенной. Но в один из дней он подошел к куче мусора выкинуть очередную партию огрызков и увидел пробивающийся росток. Это зрелище потрясло мужчину.
Все кусочки мозаики сложились в цельную картину и перед глазами закрутилось колесо Жизни.
Жизнь и Смерть перестали быть двумя различными энергиями, став одним вечным колесом.
Формы появлялись на свет, жили, старели и умирали, чтобы дать новую жизнь иным формам.
Мир перестал быть черным и белым, превратившись в круговорот жизни.
Эта стало прозрением. Он понял слова брата, услышанные в первую ночь на шамашане.
- Вот ты и понял самое главное, - раздался голос сзади. - Мне больше нечему тебя учить.
Развернувшись, он увидел всё ту же наставницу, но сейчас её одежды поражали своей роскошью, и складывалось впечатление, что они сотканы из листьев и цветов, а всё свободное место покрывают золотые украшения.
- Теперь тебе осталось принять меня и как Жизнь, - сказала она, подходя. - Ты понял, что смерть несет отдых от жизни. Это Жизнь наполнена страданиями и уроками, а Смерть дает возможность передохнуть и осмыслить полученный опыт. Но развиваешься ты именно во время жизни, так что тебе предстоит научится ценить меня и уважать. Но этому невозможно научиться на этом берегу, - от её движений по пустынному берегу разносился мелодичный звон колокольчиков спрятанных в её украшения. Став рядом со своим учеником она ласково погладила его по стальным мышцам груди, теперь ей было сложно дотянуться до лица Тома. Её ипостась всегда была миниатюрной, но рядом с Вольдемортом она казалась почти ребенком. - Человек способен чувствовать только два основных чувства: страх и любовь. Страх умер в твоём сердце, а любовь ещё не родилась, поэтому ты и кажешься себе бесчувственным, но это только на время. Всё изменится, и пустое снова станет полным. Иди к брату.

____________________
А.N.
Имена Мелькора и Саурона взяты из труда жизни профессора английской литературы и теософа Толкина Джона Рональда Руэла, «Сильмариллион».
Это один из самых известных художественных трудов по Ветхому Завету, особое внимание уделено книге “Бытия” и “Пророкам”.
Автор по крупицам собрал все упоминания о Люцифере и отразил их в образе мятежного Айнур, стараясь не исказить истину.
Правда, в результате получился анекдот:
Хорошие мальчики гуляли по саду и собирали желтые яблоки, но один из них оказался плохим, и впав в грех, начал собирать красные. Хорошие мальчики решили спасти плохого, и поэтому, привязав к дереву, долго пытали. Но так как плохой мальчик не понимал своего греха, то они решили защитить себя от ереси и забили его ногами. ((((((
После этого я вздрагиваю при упоминании эльфов, забиваюсь под плинтус и скулю, слыша имя Феонора (он мой богарт).
Тем же, кто уже имеет душевную травму, советую полечить её чудным творением Натальи Васильевой “Черная книга Арды.”
Немного слезливо и имеются розовые сопли, но безумно красиво и логично. Она примирила меня с миром.
Тем же, кому не понятна моя реакция на эльфов, могу потом задать несколько вопросов по тексту книги, которые разъяснят её.

@темы: За днем приходит ночь.