Fargen
То что не убивает нас - делает нас сильней.
Глава 12
Не разбивайте никому сердце - у всех оно только одно.
Ломайте кости - их 206.

Ощущение, что в его мире хочет появиться новый человек, застало Дагду врасплох.
Раньше он никогда так ярко не чувствовал жажду нового существа появиться на свет. Скорее всего это было связано с тем, что люди жили внутри его полей, и Нарцисса была с ним тесно связана. Но кроме этого сегодня пришло время ещё одного выбора. Развилка судьбы которая определит будущее Северуса и семейства Малфой.
- Сегодня родится сестра Драко, - прервав разговор, внезапно сказал Дагда.
Северус опешил, а мальчишки не поняли, о чем речь, и только Карден, сидящий под деревом, продолжил рисовать, не отвлекаясь на разговор.
- Уже пора? - всполошился Северус. - У меня и подарка-то нету. Я их так долго не видел.
Все мысли и чувства мужчины были в смятении. Он носился по поляне, то вбегая в дом, то снова выбегая.
- Что мне им подарить?!!!
- Северус, успокойся! Мне нужно с тобою поговорить, - приказал Дагда. Все обернулись на эти слова, даже Волдеморт отложил карандаш.
Зельевар замер, словно налетел на стену, а потом подозрительно посмотрел на Учителя.
- О чем разговор?
- О будущем, - спокойно ответил наставник, расставляя чашки. Он любил вести беседы, попивая чай. Северус привычно сел на против и стал нервно ждать продолжения.
- У меня к тебе предложение, и должен предупредить, оно тебе не понравится.
- Что ещё? - напрягся маг.
- Я предлагаю тебе не встречаться с Нарциссой и Люциусом ещё некоторое время, - отпив чая из местных трав, сказал Дагда.
- Почему? - этот вопрос, похоже, заинтересовал многих.
- Скажем так, у тебя есть возможность произвести на них впечатление. Ты уже изменился, но эти изменения - только начало процесса. Я вижу в тебе большой потенциал, и если ты хочешь, чтобы и они его увидели, то тебе лучше перетерпеть и подождать.
- Как долго? - угрюмо спросил мужчина.
- Не меньше двух лет. К тому моменту ты полностью проявишь свою настоящую личность и сам поймешь, что для тебя важно. Тогда ты сможешь помочь друзьям и завоюешь их уважение, - это были безотказные аргументы, и у наставника даже на секунду проснулась совесть, но от выбора молодого мага зависело будущее двух семей, а Дагда всё ещё надеялся воплотить мечту Люциуса в реальность. И не проблема, что аристократ уже не жаждал черноглазого строптивца, а сам Северус при каждом удобном случае пытался показать себя в выгодном свете Кардену, будущее - странная штука, и зависит оно не от наших желаний, а от кармы. А между великосветским семейством и нищим полукровкой протянулся настоящий канат, связавший их на много воплощений, так что проще было воплотить эту связь в реальности. Но это должно случиться в то время, когда все будут готовы к новой партии.
Северус тоже размышлял.
Он долго не замечал перемен, что в нем происходили, но когда в Школу начали приходить люди, что знали его в прошлом, и откровенно не узнавать, а слыша фамилию, интересоваться - не родственник ли он Северусу Снейпу. Он понял, что перемены произошедшие с ним грандиозны. Больше всего его потрясла Белла. Раньше она его презирала и считала уродом, а теперь при каждой встрече женщина прихорашивалась и строила ему глазки. Но и в ней перемены происходили огромные: она превращалась из бешеной банши в настоящую Жрицу Богини Матери. О таких слагали легенды и пели песни. Беременность сделала её невероятно красивой и успокоила бешеный нрав. Казалось, что она пребывала в постоянном диалоге с самой Землей. И вспомнив о ней, маг принял сразу два решения: во-первых, он не пойдет к друзьям, послушавшись Учителя; а во-вторых, спросит у Беллы, что можно подарить сестричке Драко.
- Я не пойду к ним, если вы считаете, что так лучше. Но мне надо знать, сколько у меня времени до того, как вы отправитесь к Малфоям, я хочу успеть с подарком, - решительно сказал мужчина.
- У тебя есть пара часов. Роды будут легкими.
- Тогда я побежал.
Северусу предстоял неблизкий путь к деревне демонов, рядом с которой располагался Храм. Бэллу часто можно было там застать, словно она и не отлучалась никуда. Хотя она и в Школе занималась, и с демонессами общалась, познавая премудрости женской жизни.
После получаса бега по лесу маг даже не запыхался, сказывались постоянные тренировки и здоровый образ жизни. Как он и подозревал, его встретили у входа в пещеру.
- Мне сказали, что ты придешь, - сообщила Белла.
Северус не стал спрашивать, кто её предупредил, это могли быть и Мать, и Дагда. К этому моменту мужчина понял, что видимая часть жизни - только вершина айсберга, и в этой области маги не совершенней маглов.
- Нарцисса рожает, и я хочу сделать подарок её дочке, вот решил, что ты можешь посоветовать.
Женщина задумалась, а потом, поманив его за собой, направилась в глубь пещеры.
Мужчин, за исключением демонов, редко приглашали в святилище, считавшееся женским царством, так что Северус удивился, но последовал за старой знакомой. Когда они вошли внутрь, маг с удивлением увидел сидящих на шкурах женщин. Они пели какую-то мелодию и, похоже, находились в глубоком трансе. Это объясняло сильнейший магический фон вокруг алтаря, на котором в каменной чаше горел живой огонь.
- Закрой глаза и попроси Богиню. Она согласилась исполнить твою просьбу.
Северус не ожидал подобного. Он думал, что женщина просто подскажет, где взять достойный подарок, но чтобы Богиня?!
Спорить было бы глупо, поэтому он подчинился. К этому моменту Дагда уже научил его молиться. Закрыв глаза, маг успокоился и, откинув лишние мысли, представил, что перед ним его мать, это вызвало прилив любви и благодарности. Тогда он обратился к Богине в образе его матери мысленно:
- Госпожа! Благодарю за всё, что ты для меня сделала. Спасибо за мою жизнь и те чудеса, что ты мне даруешь. Ты - Великая Мать, сотворившая весь проявленный мир, обращаюсь к тебе с просьбой: подскажи, что подарить будущей дочери Нарциссы. Я хочу, чтобы мой подарок показал мои чувства и желание защитить малышку. И подскажи, прав ли я, отказываясь от встречи с ними?
Сначала это было как говорить со своей фантазией, но вот образ начал меняться, и мужчина понял, что уже не властен над своим воображением.
Мать улыбнулось, и сердце так защемило, что захотелось плакать. Мужчина, как маленький, бросился к женщине, рухнув на колени, и обнял её ноги, зарывшись лицом в одежды. Тоска и боль от потери любимого человека и от того, что теперь он будет всегда один, рвалась из сердца , выливаясь слезами.
Нежная ладонь легла на голову и погладила шелковистые пряди.
- Сынок, мы так давно не виделись.
Мелодичный голос не был похож на материнский, но это не уменьшало ощущения того, что мужчина снова обнял давно умершую мать. Северус так давно мечтал о возможности снова прикоснуться к ней, что совсем забылся, и уже не взрослый мужчина, а маленький мальчик плакал в объятьях матери. Она нежно гладила его по спине и волосам и говорила, что больше никогда не бросит, что ему стоит только позвать, и она отзовется в тот же час. Это было как исполнение мечты, как чудо. И это чудо излечивало старые раны в сердце мужчины, позволив ему наконец-то полностью ощутить себя ребенком, что так и не удавалось ему до сих пор.
Когда малыш успокоился и робко посмотрел на Мать, он увидел женщину лет сорока, с невероятно добрыми глазами, одетую в красивые одежды, . Она даже отдаленно не напоминала Эйлин Принц, но сердцем малыш знал, что это его мама. Та мама, что дала ему жизнь, как и всему живому в этом мире. Из груди рвалась Любовь и благодарность, и чтобы выразить их, мальчик посильнее прижался к женщине.
- Ты сам нашел меня, так что теперь я никогда тебя не покину. Я всегда буду в твоем сердце, я буду оберегать тебя и вести. А теперь тебе пора возвращаться. Тебя там ждут.
Услышав это, малыш вспомнил, за чем он приходил, и поднял агатовые глазищи на женщину, собравшись повторить просьбу, но Мать приложила палец к его губам и улыбнулась.
- Когда вернешься, всё образуется само. И не печалься, ты всё делаешь правильно.
Северусу не хотелось уходить, но ему стоило поспешить, так что разомкнув объятья, он низко поклонился Богине, и вернулся к реальности.
Первым, что он увидел, были наполненные добротой глаза Беллатрикс Лестранж. Это казалось столь странно, что маг сначала подумал, что видение продолжается, но женщина заговорила, развеивая иллюзию.
- Мать приняла тебя, так что с этого дня ты вправе входить в этот храм.
- Это прекрасно. Мать сказала, что подарки найдутся сами. Вот бы ещё знать, где искать.
- Посмотри на алтарь.
Северус решил не спорить и посмотрел на грубый камень, служащий алтарем. Там лежало три предмета: золотой обруч для волос, в центре которого было солнце, вырезанное из рубина, украшение было настолько изящным, что могло стать достойным приданным любой принцессы, а камень поражал чистотой и красотой; рядом была золотая цепочка, на которой висел золотистый шарик из желтого цитрина, сияя, как маленькое солнышко, глядя на него сразу хотелось улыбаться; и последним предметом являлся серебряный браслет с крупным аметистом, украшение было явно мужским, что озадачило Северуса.
Белла подошла к алтарю и, взяв украшения, начала пояснять:
- Обруч моя племянница станет носить, когда вырастет, это подарок от тебя. Он защитит её от множества бед и поможет в жизни. Кулон - от меня, он принесет радость и развеет печали, пусть он будет при ней всегда. Она всё равно не сможет его потерять. А браслет - это для тебя. Мать захотела сделать тебе подарок, чтобы ты не забывал этот день и её.
Северус бережно принял подарки и надел широкий браслет, который можно было бы назвать наручем, если бы не его ювелирная красота. Он нежно погладил камень, и в нем заплясали искры света.
- И не смотри на его изящество, он выдержит прямой энергоудар и сможет отразить даже Аваду, если та попадет в него. Но самое главное - он поможет понять тебе самого себя.
Мужчина оценил подарок и, поклонившись, отправился домой. Время для размышлений настанет тогда, когда Дагда уйдет.
Передав подарки и увидев улыбку Учителя, молодой маг понял, что всё это было задумано изначально. Но обижаться на Дагду было глупо, да и сам Северус оказался со всех сторон в выигрыше.
- Мы ещё поговорим, - пообещал зельевар наставнику.
- Да. Когда мы вернемся, - согласился Учитель. И он с Волдемортом направились в поселение аристократов.
____________________
Когда маги начали подходить к деревне, то уже издалека стало заметно различие в энергетике поселка хотя бы с тем же поселением бывших заключенных Азкабана. Здесь царили суетность и напряжение, словно люди из последних сил старались сохранить остатки привычного образа жизни, при этом упуская саму жизнь.
По деревне ходили маги в изношенной одежде, которая смотрелась нелепо ещё и потому, что в бытность её молодости она была праздничным нарядом, не отличающимся удобством и прочностью.
Волдеморт не ожидал, что поселение его последователей произведет на него столь гнетущее впечатление. Грязные, оборванные мальчишки бегали по деревне, две дамы, принадлежащие к древним Родам, устроили безобразную склоку и таскали друг друга за волосы прямо на улице, а муж одной из них только досадливо плюнул на землю и направился в лес. Только некоторые дома производили впечатление ухоженных и обжитых.
Дагда знал, что английской знати будет нелегко, и немного приглядывал за ними, но не ожидал, что всё здесь так запущено. Сегодня он собирался снять мораторий с деревни, хотя это вынудило бы его так разработать расписание Северуса, чтобы тот не столкнулся с Малфоями до срока. Но всё складывалось само собой, и Дагде не придется напрягать извилины, разводя старых приятелей.
Дойдя до дома своих подопечных и друзей маги облегченно вздохнули. Хотя жизнь была нелегка и для Малфоев, и для Блэков, но в этом уголке деревни кипела жизнь и слышался детский смех. По двору метался растрепанный Люциус, ожидающий появления дочери или сына. Так как магический тест не был произведен, то маг не верил в убежденность женщин в то, что должна появится девочка.
Только когда гости оказались в маленьком дворике, их наконец-то заметили. Луциус подбежал к Королю и, упав в ноги, взмолился о помощи. Он очень боялся за свою жену. Рождение ребенка среди магов уже давно было событием, а беременность и роды не могли обойтись без целого набора зелий и заклятий. Выносить, а тем более родить без постороннего вмешательства было неслыханным, и каждая последующая беременность для чистокровной женщины становилась опасней и опасней. Но и зачатие было проблематично, особенно после тридцати лет. Поэтому браки заключались иногда ещё в школе, и супруги старались создать новую жизнь как можно быстрее, и по этой же причине в семьях редко было больше двух детей.
Дагда поднял взволнованного отца семейства:
- Люциус! Успокойся. Всё будет хорошо, - уверенный голос Повелителя отрезвил мужчину. Но опасения ещё были сильны.
- Но как же. Ведь это её вторые роды. Колдомедики в прошлый раз сказали, что она больше не перенесет родов, но она ничего не хотела слушать, сказав, что это её выбор. Я не хочу её терять!
- Ты её и не потеряешь, - обняв аристократа за плечи, мягко сказал Бог. - С ней всё хорошо. Она совершенно здорова. Её магия сильна, как никогда, а значит, та поможет ей в родах.
В этот момент дом огласили первые крики первого человека, родившегося в новом мире.
Люциус кинулся в дом, но не успел зайти, как на пороге его встретила Вальпурга с маленьким сверточком на руках. На будущие пеленки пошли нижние мантии всех трех женщин, но они не огорчались этим фактом, так как маленький невзрачный комочек, свидетелем появления на свет которого они являлись, стоил любых лишений и страданий.
Измотанный отец бережно взял на руки малышку и вопросительно посмотрел на родственницу.
- С ней всё в полном порядке, она спит. А тебя, зятёк, поздравляю с рождением дочери, - устало, но очень нежно улыбнулась мужчине Вальпурга.
Выражение лица Люциуса была такое растерянное, восхищенное и возвышенное одновременно, что все зрители невольно улыбнулись, разделяя радость молодого отца. В этот момент к братьям присоединились Орион, Ксенофилус и Умберто Нотт с малышом Теодоро. Тут же как из под земли появились дети и облепили гостей. Это Ксенофилус привел их с прогулки в лес, куда уводил сумасшедшее трио, чтобы они не мешали взрослым. Его супруга оставалась у постели роженицы и заменяла повитуху и колдомедика.
- Люциус, ты не будешь против, если я нареку твою дочь? - спросил Дагда.
Именаречение всегда считалось очень ответственным моментом в жизни Рода, и у Люциуса с Нарциссой уже имелось имя для дочери которое они хотели ей дать, но такое предложение отвергать было бы глупо. Ведь имя, данное сильным магом, а тем более Богом может кординально повлиять на судьбу дочки. Взглянув на Вальпургу, которая одобрительно кивнула, и подумав, что Нарси не будет против, Люциус решил согласиться.
- Окажите нам такую честь, мой Повелитель, - чинно проговорил маг и, став на одно колено, подал Дагде ребенка.
Приняв драгоценную ношу, тот произнес:
- Нарекаю тебя Персефона Лилия Малфой, и моим даром тебе будет голос сирены, - после чего Бог развернул сверток и прикоснулся по очереди к животику и горлу малышки, а потом передал дитя Волдеморту. Это озадачило даже темного мага, он иногда принимал участие в подобных событиях в прошлом, но старательно их избегал. Приняв живой сверток и увидев, как засветились предвкушением забавы глаза Дагды, Карден напрягся.
- Братик, а ты ничего не чувствуешь в этой милой принцессе? - елейным голосом спросил источник всех бед Волдеморта.
- Нет, - отрезал маг.
- Экий ты толстокожий. А я думал, что своего духовного близнеца ты сможешь узнать в любом обличьи, но похоже, у тебя на него врожденная близорукость.
Волдеморт вперил огненный взгляд в маленький комочек жизни, который поморщил носик и чихнул, после этого стал ловить палец Темного Лорда с совершенно счастливым выражением мордашки.
- Поттер!? - потрясенно выдохнул маг, только сейчас заметив изумрудный цвет глаз девочки.
- Нет. Малфой. Но от этого ничего не меняется, - поправил его брат. В этот момент и до Люциуса начало доходить, о чем идет речь.
- Персефона - это Гарри? - ошалело спросил глава Рода.
- Нет, Персефона - это Персефона, но когда-то эта душа использовала как сосуд то же тело, что и я, и это немного нас роднит. К тому же, у мальчика было ужасное детство, поэтому я искренне советую побольше дарить ей любви и заботы, поверьте мне, она их заслуживает, и ласка совершенно не испортит девочку. Первые лет пять-семь у неё могут быть сны из прошлой жизни, так что не удивляйтесь, если у неё случится кошмар, просто утешьте малышку, - предупредил Повелитель.
- Ты подарил ей голос. И я хочу сделать ей подарок, - сказал Вольдеморт. Маг положил палец на ладошку малышки и закрыл глаза, призывая магию. В результате у девочки на ладошке появился магический узор в виде кельтского трилистника. - Если ей будет грозить опасность, я почувствую и приду. Отныне она под моей личной защитой.
- Ох братец, и тут ты пометил её. Как был собственником, так и остался, - расхохотался Дагда. - Но у тебя, Люциус, действительно чудесные дети, и я сегодня принес подарки для всех, - с этими словами мужчина достал серебряную цепочку, на которой висела бриллиантовая слеза.
- Драко, это тебе. Носи её всегда. И не бойся, ты не сможешь её потерять. Она укажет тебе путь в жизни и защитит от чужой жестокости, - сказав это, Король одел загорелому мальчишке на чумазую шею утонченное украшение, которое могло стоить, должно быть как поместье среднего размера. Такой подарок был достоин Короля. - Вот эти подарки от Северуса и Беллы, они передавали свои пожелания здоровья и счастья, - Дагда достал прекрасный головной убор с рубином, и отдал его Люциусу. - Это Персефоне, от Северуса. Это украшение защитит от большинства проклятий и поможет развить заложенный в малышке потенциал. Я полагаю, что до тех пор, пока она не подрастет, оно будет храниться у Нарциссы.
Люциус принял красивую вещь с благодарностью и уважением.
Тогда настала очередь Адена. Мальчик окреп и набрался уверенности за прошедшее время. Он убедился, что его не будут обижать, а жить здесь намного лучше, чем в холодном и вечно пустом поместье. И хотя он всё ещё скучал по родителям, здесь у него появились Драко и Луна, защиту которых он считал своим долгом, хотя никому об этом и не говорил. Это было его платой за доброту и заботу, которую к нему проявили эти люди. Он ещё не считал Малфоев свой семьёй, но пройдут годы, и кареглазый парень с шикарными каштановыми локонами назовет Нарциссу мамой.
- Аден, это для тебя. Ты выбрал себе роль защитника, поэтому тебе достается боевой наручь. Он сбережет тебя от чужой злобы и зависти и поможет защитить других, - с этими словами Дагда одел на детское запястье широкий браслет с крупным квадратным камнем. В тот же миг браслет уменьшился до размера детской руки и плотно обхватил запястье мальчика, а черный камень вспыхнул радугой искр. Люциус, который всегда увлекался магией камней, с удивлением узнал черный опал, очень редкий и черезвычайно сильный магический камень. Его могли носить только темные маги и боевые чародеи. Так что следовало уделить больше внимания воспитанию тихого приемыша.
Когда все подарки были розданы, Люциус задал вопрос, что крутился у него на языке:
- Как поживает мой друг?
- Он сильно возмужал за прошедшее время, - услышав это, Волдеморт хмыкнул. Да, паршивец и в правду повзрослел и обзавелся зубками, даже наглости хватает красоваться перед бывшим господином. И если честно, то маг уже подумывал затащить брюнета в свою постель. Но говорить об этом маг не собирался.
- Я попросил его сегодня не приходить по своим причинам, но он очень хотел увидеть вас, вот даже выбил в Храме у Великой Матери подарок. К тому же Белла теперь там выполняет обязанности жрицы и присоединяется к поздравлениям. Она передала племяннице вот это, - сказал Повелитель и передал очередной подарок. - Пусть всегда будет у Персефоны. Он защитит и развеселит её.
Новость о том, что Белла стала Жрицей, потрясла всех присутствующих, ведь они знали вспыльчивую бунтарку. Представить её в роли былинной Девы не вышло ни у кого, так что Волдеморт наслаждался зрелищем потрясенных магов.
- Простите, Дагда, но как с ней произошли такие перемены? - не сдержал любопытства Орион. Время, проведенное на природе, пошло на пользу магу, он помолодел, набрался сил и теперь производил впечатления воина и политика лет сорока. Изношенная одежда, и мозолистые руки совершенно не портили картины. Этот человек одинаково представительно выглядел и в дорогой мантии, и в шикарном костюме, и в набедренной повязке из листьев, являясь живым олицетворением высказывания, что “не костюм красит человека”.
- Точно так же, как и с вами всеми. Вы не замечаете, но все вы изменились, хоть и не настолько сильно. Тем более, на вашу родственницу повлияла беременность, - хитро улыбнувшись, ответил Повелитель.
- Как! Белла ждет ребенка?! - послышался счастливо-удивленный вопль Вальпурги. - Нарси будет счастлива. Её сестра всегда мечтала о дочке, но была лишена счастья материнства. К тому же дети будут одного возраста, и им будет весело вместе.
- О! Думаю Персефоне не будет скучно, кроме братьев, у неё будет ещё две сотни одногодок, - сказал Король.
В его хитрющих глазах плясала стая чертей.
- Две сотни??? - даже самые стойкие слушатели были в шоке. Каждый думал о своём. Кто прикидывал, сколько же в этом мире людей, что две сотни женщин ждет рождения детей, кто-то вспоминал среднюю годовую статистику рождаемости в магической Англии.
- И все они маги? - первым подал голос Орион.
- Притом очень сильные, - всё так же улыбаясь, ответил Король.
- А их матери? - продолжил допрос глава Рода Блэк.
- Бывшие узницы Азкабана, так же, как и ваша племянница.
- А их отцы? - не унимался Орион.
- Дети рождены в результате ритуала плодородия, и принадлежат они только к Роду их матерей, - после этих слов снова последовала потрясенная тишина.
- Все двести? - прошептал потрясенный Люциус.
- Да.
Как бы не был угрюм Волдеморт, но круглые глаза магов смогли пробить все его эмоциональные щиты, и мужчина заливисто засмеялся, ещё больше загоняя знавших его людей в ступор.
- У вас такие лица, как будто случилось что-то, что не под силу Богу. Вы всё время забываете, КТО ваш Король, - заявил Волдеморт, глядя на магов. Те потупили взоры, даже Орион и Вальпурга не могли привыкнуть к мысли, что рядом с ними живет божество. Только детям и Сабрине этот момент не доставлял никаких трудностей. - Но я полагаю, что моему брату нужно собрать всех жителей этого паучатника и вправить им мозги. Я не представлял, что чистокровные маги могут опуститься до такого уровня, стоит их лишить теплых сортиров и домашних слуг. Ты, Люциус, меня не разочаровал, а Вы, Орион, как всегда воплощаете идеал чистокровного мага, но остальные...
Слова Темного Лорда успокоили Люциуса и Вальпургу и удивили Ориона. Похоже, маг изменился не только внешне, но и внутренне. От него веяло целостностью и полной уверенностью в себе, чего раньше не наблюдалось. Судя по всему, Волдеморт наконец-то повзрослел, и теперь Ориону было интересно узнать этого человека.
Тяжело вздохнув, Дагда направился в центр деревеньки, активируя при этом программу призыва, находящуюся в ошейниках. Сейчас магам нестерпимо хотелось собраться вместе, а маяком служил Король. Подходя к площади, они с удивлением замечали своего правителя и мужчину, в котором с трудом можно было узнать Темного Лорда. Каждому хотелось подойти и пожаловаться на свою тяжелую долю, но магия не давала им произнести ни слова, при этом не подпуская слишком близко к вожделенному спасению, за которое они принимали гостей. Когда большинство людей собралось, Дагда заговорил, усиливая свой голос магией:
- Здравствуйте. Сегодня я посетил вас с двумя целями: поздравить Нарциссу и Люциуса с рождением дочери и снять с деревни ограничение на перемещение, - сказанное вызвало эмоциональную бурю, люди были счастливы, но для двух братьев их эмоции были столь же болезненны, как и негативные чувства. Отчасти Дагда вызвал этот взрыв специально, чтобы показать брату, что положительные эмоции могут быть не менее вредоносны отрицательных. Сейчас маги загоняли себя в глубины стресса, они уже придумали себе продолжение речи Повелителя и начали строить планы на будущее. Поэтому следующие слова Короля не просто разочаровали людей, а ввергли многих в депрессию:
- Но вы меня разочаровали. Вам дали шанс стать сильнее и возродить магию, древнюю, как сама земля, но вместо этого вы вцепились в прошлое и пытаетесь создать Англию здесь. Этого не будет. Это новый мир, у него свои правила и законы, и пока вы не постигнете их, я не открою вам путь за пределы деревни. Открою вам секрет. Вы всегда могли уйти, только вас не отпускает Англия. Если не верите мне, то спросите у ваших детей, как далеко от поселка они могут отойти. Когда вы перестанете жить прошлым, тогда вам откроются возможности приобщиться к вот такой силе, - после этих слов Дагда показал рукой на своего спутника. Мужчина сбросил мантию оставшись обнаженным. Женщины зажмурились, их супруги начали возмущенно открывать и закрывать рты, что-то выкрикивая. В это время Волдеморт начал меняться.
Сначала перед магами появился человек, покрытый черной драконьей броней, на его когтистых ладонях плясали шары адского пламени, которые испепелили огромный валун на краю площади, повинуясь воле человека. После этого маг закончил трансформацию и взмыл в небо, сметая воздушной волной глупых людишек, посмевших возомнить себя детьми магии. Трубный рев истинного создания магии заставил перепуганных людей зажать ладонями уши. Многим из них ещё долго будут сниться кошмары о сегодняшнем дне, но он также станет той точкой отсчета, после которой маги отбросят старые знания и привычки и ринутся познавать новый мир. А дети, увидевшие, как на их глазах маг превратился в дракона, будут, как одержимые, стремиться к этой цели, ведь раньше они считали, что такое возможно только в сказках.
Когда маги очнулись, то Короля уже не было, но в небе всё ещё был виден черный дракон, летящий под облаками.
Вернувшаяся домой Вольпурга с удивлением обнаружит большой рулон хлопчатобумажной ткани, а через несколько часов на их двор придет молодая корова с раненым теленком. Люди вылечат животное, а корова с радостью поселится у них и начнет делиться молоком.
____________________
Дагда вернулся домой и, поманив за собой Северуса, пошел в лес. Ему хотелось поговорить с учеником наедине, так как он начал замечать, что мужчине не хватает его внимания, и такие беседы должны были помочь наверстать упущенное.
- Ты хотел со мной поговорть?
- Да. Но сначала, как там все? Как назвали девочку, как дела у Нарциссы и Люциуса? - жадно спросил мужчина.
- Девочку назвали Персефона Лилия Малфой, малышка здорова, как и её мать. Люциус хорошо справляется с новыми обязанностями и начинает обживаться в новом мире, впрочем, как и часть магов из деревни, - немного устало ответил наставник.
- Это хорошо. Люциус всегда мечтал о большой семье, но на протяжении нескольких поколений в семье рождался только один ребенок, и только мальчик. Это помогло приумножить семейное богатство, но держало всех в страхе, что однажды родится девочка, и тогда Род оборвется, - вспоминая прошлое, сказал мужчина.
- Род Малфоев будет существовать ещё не одно столетие и подарит миру множество великих людей, так решила магия. Но эта награда ждет не только тех, кто находится в этом мире, а всех, кто приложил усилия для сохранения первой стихии. Поэтому Россия и Китай в будущих веках станут центрами духовности и прогресса. Они практически без какой-либо помощи создали государства, которые смогут пережить изменение мира и продолжить развиваться дальше.
Как всегда ответ учителя был гораздо обширнее вопроса, и ученику предстояло ещё долго обдумывать услышанное.
- Это хорошо. Но меня волнует не это...
Северус обдумывал вопрос, а Дагда не мешал ему этим заниматься.
- Учитель, зачем нам это?
Дагда не отвечал, ожидая, пока ученик сформулирует свою мысль более внятно, хотя прекрасно понимал, о чем тот говорит.
- Зачем нам пение, танцы и рисование? Почему все медитируют, а я нет? Почему вы подстроили мою встречу с Матерью? Зачем мы учимся готовить, тем более таким странным способом? Я понимаю пользу от наших занятий, но я что-то упускаю. Вы заставили нас жить в лесу, петь и танцевать, а также готовить и создавать места силы из любого дома, я понимаю, что эти знания и умения полезны, но я не вижу, как они могут пригодиться нам в Англии, - мужчина был явно расстроен. Складывалось впечатление, что он долго искал ответ на эти вопросы, но не мог их найти, и теперь решился спросить самого Дагду.
- Я очень рад, что ты думаешь над этими вещами. Это говорит, что ты хороший ученик. Начнем с самого простого. Ты не медитируешь потому, что твоя медитация - это секс. Медитация нужна, чтобы усилить связь с душой человека и поднять уровень энергетики, а так же избавиться от лишнего напряжения, как физического, так и любого другого. Эту функцию у тебя выполняет тантрический секс. Потом её место заменит энергомедитация.
Сегодняшняя встреча с Матерью была действительно не случайна, но ты не прав, я её не подстраивал, просто ты стал готов вернуть себе материнскую любовь. Надеюсь, что когда-нибудь, ты сможешь принять и Отца, - после этих слов черноглазый брюнет напрягся. - Но это случится только тогда, когда ты будешь готов.
А вот на остальные вопросы тебе придется искать ответ самому, могу лишь сказать, что всё, что я даю - это одна техника, а не множество. Просто у неё есть разные ступени и различные практики, но каждое из этих умений пригодится тебе в будущем. Можешь считать, что я переобучаю вас. Я начал с самого начала, с рождения, и сейчас вы на уровне младшей школы. Вы ещё не научились читать, но уже начали развивать тело и творческий потенциал. И я собираюсь сегодня перевести вас на новый уровень. Попробуй увидеть не отдельные предметы, а стройную систему, в которую они складываются. Тебе подходит такой ответ?
- Да, Учитель. Мне теперь будет над чем подумать.
- Тогда пошли домой. Мне очень хочется кушать.
За столом стояла немного напряженная обстановка. Мальчишки очень хотели расспросить старших об их визите в деревню, особенно любопытство разбирало Сандро, так как в деревне были его родители и брат. Но как только все поели, Дагда поднял руку, привлекая к себе внимание:
- С сегодняшнего дня начинается новая фаза обучения. Все ваши занятия остаются, но в нашу жизнь входит новое правило. Теперь никто не делает того, что он не хочет.
- Это как? - не понял Волдо.
- Всё просто. Если ты не хочешь носить воду - не носи. Не хочешь готовить есть - не готовь. И никто не сможет тебе ничего приказать. Но и ты не имеешь права от кого-либо что-либо требовать.
Сказанное озадачило даже Кардена.
- Мы же тогда с голоду помрем, - озвучил общую мысль Северус.
- С чего ты это взял?
- Но ведь никто ничего не будет делать, - воскликнул Сандро так, словно объяснял прописную истину.
- Есть захотите, приготовите себе. С этого дня вы отвечаете только за свои поступки, и только перед собой. Вы уже способны о себе позаботиться сами, вот и учитесь делать это без присмотра со стороны.
На этом разговор окончился, и озадаченные жильцы разошлись по своим делам.
Первым понял, что творится неладное, Северус. Так как с утра ему ни с того ни с сего захотелось принести воды и растопить печь. Потом вышел Карден и молча начал готовить еду на всех, к этому времени из леса вернулись мальчишки, которых подняло ещё до рассвета, и они успели насобирать полные корзинки грибов и ягод.
Завтракали молча и с угрюмым видом. Маги не могли понять, что с ними происходит. Словно в них поселился какой-то тиран, который не даст им покоя, пока они не выполнят то или иное действие, и только Дагда был счастлив и спокоен.
Первым не выдержал Волдеморт, он ненавидел, когда с ним происходило что-то, чего он не понимал.
- Всё! Хватит. Рассказывай, что ты с нами сделал, - рыкнул маг и уставился на брата.
- А я что? Я ничего, - невинно похлопал черными ресницами небожитель.
- Не юли. Мы уже поняли, что с нами что-то происходит. И это может быть делом только твоих рук, - продолжил допрос Карден.
- Я с вами действительно ничего не делал. Разве что очистил от всего наносного, и теперь вы в состоянии услышать голос магии.
Сказанное не несло ответа на заданный вопрос, поэтому маги продолжали прожигать взглядом дыры в Дагде. Даже Сандро и Волдо были слегка возмущены.
- Я не лукавлю. То, что с вами происходит - это один из основных механизмов магии Рода. Для магии мы сейчас Род, и она распределяет роли и обязанности между нами. Вы заметили, как вам приятно делать то, что ещё вчера было скучной обязанностью, и при этом даже самую простую работу хочется сделать как можно лучше. Это Род говорит в вас.
- Но почему раньше мы не чувствовали такой тяги к повседневной работе? - поинтересовался Волдо.
- Потому что вас заставляли. Вам говорили что делать, а сейчас вам никто ничего не навязывает, это только ваше решение, что и когда делать. На этом принципе основывается как Род, так и государство. Со временем кто-то из вас вообще не будет заниматься хозяйством, а найдет себе другое применение. Но одно останется неизменным - вы будете делать только то, что вам будет доставлять удовольствие.
- В семье должно быть также? - задумчиво спросил Северус.
- Да. Женщины ухаживают за мужем и детьми потому, что это доставляет им удовольствие, а не потому, что это их обязанность, а мужья защищают и обеспечивают Род. Но никто не говорит, что не может быть наоборот, - улыбнувшись, ответил Дагда.
- Почему это не работает в реальном мире? - спросил Карден.
- Потому, что в Родах исчез стержень. В вашем мире слишком подавлено женское начало. Ваши женщины - это самки и украшение, но они перестали быть хранительницами очага. А ведь это не простое название. Женщина должна быть жрицей в доме. Она - ядро магии Рода. Каждое утро для неё должно начинаться с молитвы Богам за родных и поминания предков супруга, а потом приготовления пищи для всей семьи. И без разницы, королева она или нищенка, если она мать, то обязана быть Жрицей в своей семье. Тогда Род будет здоровым, а его члены будут делать то, что приносит им счастье. Быть женой - это тяжелая и очень ответственная работа, а у вас от неё осталось только рождение детей. А то, что до семи лет ребенок должен быть при матери, и что она обязана тратить своё время не на карьеру и развлечение, а на будущее Рода, вы уже позабыли.
Страстная речь наставника ошарашила слушателей.
- Но ведь мы не женщины? - не выдержал Сандро.
- И в чем проблема? - скептически посмотрел на него Дагда.
- Парень хотел сказать, что мы не молились и предков не поминали, и супругами не являемся, так откуда у нас сейчас взяться магии Рода? - озвучил общую мысль Карден.
- Роль Жрицы сейчас выполняю я. Ведь это положение в Роду, и оно не привязано к полу. Просто женщинам такое занятие в радость. Они так проявляют заботу о своих мужчинах и детях. Для магии Рода достаточно одной жрицы, или молитвенника, как называют эту роль на моей родине, и магия начнет образовывать вокруг него, или неё, Род. И чем больше в Роду таких людей, тем сильнее и счастливей Род. Именно поэтому католики понастроили монастырей и расплодили священников, этим они сделали свою организацию и страну очень сильной. Людям просто не приходит в голову пойти против их Бога и их стран. Они возмущаются и страдают, но продолжают молчать и терпеть.
На поляне стояла гробовая тишина. Маги не могли поверить, что такая чепуха может стать оружием. А Дагда продолжал:
- В стране, в которой умерло духовное начало, а женщины перестали молиться за своих мужчин и детей, будут править деньги и низменные инстинкты. Постепенно Род превратится в стаю, и это неизбежно. Стройная структура разбивается на отдельные личности, и люди, потерявшие поддержку Рода, слепо тычутся в разные стороны. Они начинают заменять духовные ценности модой и политикой, а ценности Рода - эгоистическими прихотями.
- Именно это и произошло с нами? - угрюмо спросил Волдеморт.
- Да. Вы поддались на искушения власти и силы, забыв, что без корней дерево засохнет.
- То есть, если мы возродим наши Рода и снова активируем их магию, то государство создаст себя само? - ошарашено спросил Северус.
- Да. Такова сила Магии Рода. Тут не властен ни один Король, только Род. Он работает, как магнит - если он заработал, то начнет притягивать к себе все частицы, попавшиеся в поле его притяжения, находя каждой из них самое подходящее место. Все волшебники раньше были Жрецами, не взирая на пол и возраст. Ваша роль - быть посредниками между Богами и людьми. Вы создавались как стержень будущей цивилизации, и теперь вам пришло время осознать свою ответственность за происходящее вокруг. Война начинается не в Англии, и воевать нужно не с Министерством и Дамблдором. Война уже идет, и она в вашей душе. Вы воюете со своим невежеством и бездуховностью, и только одержав победу в этом сражении, вы можете изменить что-то в жизнях других людей.
- Так вот для чего ты нас тут запер, - думая о своем, пробормотал Волдеморт.
- Я вам всегда об этом и говорил, но вы не понимали, - ответил Дагда.
- То есть, меняя себя, мы будем менять целые страны?! - ошарашено спросил Волдо.
- Да. Любое изменение начинается внутри человека. Если ты что-то создаешь или меняешь, то это начинается с тебя, а потом распространяется дальше. И сейчас вам предстоит найти себя. Магия будет искать для вас занятие по душе, не мешайте ей. Именно для этого я и приказал вам делать только то, что вам любо.
С этого дня жизнь стала более интересной. Дагда заставлял учеников больше прислушиваться к себе и своей интуиции, и это иногда приводило к забавным результатам. Так Северус оккупировал кухню и никого к ней не подпускал, шипя на любого проникшего на его территорию, как гадюка. Мальчишки занимались снабжением, при этом у Сандро появилась сильная тяга к боевым искусствам, а Волдо прекрасно рисовал и начал учиться целительству. Волдеморт дневал и ночевал в Школе, стараясь перенять все знания азиатов и тех магов, что учились там. Он как магнит притягивал людей и вскорости стал непреложным авторитетом не потому, что он Волдеморт, а потому, что он знает и умеет очень многое и не боится брать ответственность за решения на себя.
Примерно в это время Северусу удалось затащить Кардена в постель. Секс был удивительным, и оба мага оказались очень довольны, но поняли, что им проще быть друзьями, и просто иногда снимать напряжение вместе. На этом одержимость Северуса закончилась, и маг словно потерял интерес к постельным играм. Единственным, кого он до сих пор желал, оставался Дагда, но их отношения были больше духовными, чем физическими, а секс был не самоцелью, а средством выразить чувства и поделиться энергией. К сожалению для обоих мужчин, времени на это благородное занятие у них оставалось всё меньше и меньше, так как жизнь приобретала стремительный темп.
Через месяц Дагда ввел такое же правило и во всех остальных местах, кроме деревни аристократов, так как они были ещё не готовы к таким новшествам.

@темы: И пришел день.