Fargen
То что не убивает нас - делает нас сильней.
Сначала это вызвало некоторую неразбериху, но вскорости в обществе началась самоорганизация. Выбитые из привычной рутины люди начали искать свое место в жизни.
Ещё через месяц в Школе появились угрюмые вампиры. Их сопровождали старшие, контролирующие каждый шаг молодняка. Ученые, прошедшие жестокую школу высших, потеряли свою восторженность и напоминали затравленных зверей, которые постоянно обращались к старшим за одобрением их поступков. Это зрелище стало неприятным сюрпризом для многих, но так как большинство из них относились к темным магам, то они понимали необходимость столь радикальных методов.
Людям было крайне тяжело не навязывать своё мнение и решение другим, так что первое время возникало множество конфликтов, но Дагда и Мастера не вмешивались в свары учеников до последнего, ибо людям было необходимо не только понять свои желания и порывы, но и научиться их отстаивать.
С каждым днем авторитет учеников Дагды рос с геометрической прогрессией, и им пришлось помогать многим магам решать свои проблемы. С удивлением Северус понял, что ему очень нравится общаться с людьми и учить их тому, что он знает. Проанализировав свои прошлые ощущения мужчина понял, что боялся школьников и орал на них в страхе, что они не будут его уважать или смогут найти неточность в том, что он говорит. Его неуверенность мешала ему обучать детей зельеварению. Так что сейчас он начал наверстывать упущенное, собрав всех желающих научиться тонкому искусству зельеварения, и начал с нуля рассказывать им то, что знал с детства. Попутно Северус начал варить зелья с применением внутренней алхимии. Для этих целей Дагда расконсервировал Замок и показал ученику прекрасно оборудованную лабораторию. Но первый же опыт доказал зельевару, что начинать придется с самых простых зелий, потому что после того взрыва, что прогремел в огромном светлом зале Замка, предназначенном для уроков зельеварения, Северус лишился своего рая на несколько дней, пока магия не восстановила полностью разрушенное крыло замка. Сам неудачливый экспериментатор с перепугу аппарировал домой. Только тогда маг понял, почему Учитель начинал их знакомство с алхимией с кулинарии.
Через несколько недель в замке занимались уже девять классов, охватывающих базовые магические науки, и с каждым днем их становилось всё больше. Среди узников Азкабана и магических созданий оказалось много талантливых педагогов, влюбленных в любимое дело. Их уже давно бесил уровень образования на родине, так что сейчас они с радостью и любовью делились своими знаниями, которые собирали всю жизнь.
Через неделю Дагда собрал всех глав кружков по интересам и заставил вести журналы занятий. Когда его спросили: “Зачем?”, - тот ответил, что вскорости у них появятся маленькие студенты, которым придется всё рассказывать по новой, и опыт прошлых лекций может сильно облегчить жизнь.
Так в новом мире появился первый Университет.
Через полгода к нему присоединились ученые-вампиры и открыли факультеты магловских и смежных наук.
К этому времени у Жриц появились на свет дети, это стало поводом для праздника, который не прекращался целый месяц, так как дети родились не одновременно. А ещё через несколько дней к Школе вышел Аден в сопровождении Луны и Драко. Это стало поводом для нового праздника.
Дети вскорости привели почти всю детвору деревни, и те с жадностью погрузились в непонятный и такой бесшабашный мир Школы.
Аден засел у мастеров, просто влюбившись в боевые искусства, Драко был больше склонен к пению и рисованию, а Луна потрясающе пела и танцевала.
Но появление детей не изменило положения дел: все посещали только те предметы, что были им интересны. Хотя час физподготовки каждый день и базовые предметы на уровне начальной школы были обязательными, но только в первые несколько лет.
Дагда стремился завлечь людей в университет, а не сделать его обязательным. Он понимал, что образование нужно далеко не всем. Большинству людей достаточно знаний начальной школы для общего образования, а потом они найдут, область в которой будут развиваться. Опять же и это было не обязательным. Король уже видел тех, кому хватит и начального образования, а потом они станут чудесными женами, воинами или ремесленниками. Таким людям нужны другие знания.
И на третий год жизни в новом мире Король стал вести два курса: Магию Рода, и Магию души.
На первом он рассказывал всем желающим законы, по которым живет Род: что делает его сильней, а что ослабляет; как заключать браки и выбирать будущего спутника жизни; как вынашивать детей, и как их воспитывать, и т.д.
А на втором курсе Учитель рассказывал законы энергетики человека и помогал развить её максимально, чтобы она могла вместить в себя всю душу целиком, а не только иногда с ней контактировать. На этих занятиях он создавал из людей аватаров.
К этому времени ещё ни один взрослый из деревни не смог её покинуть, хотя у некоторых получалось выйти на опушку перед Школой или попасть в поселок бывших заключенных.
Во внешнем мире прошло чуть больше пяти месяцев, и в мир Дагды стали поступать первые жертвы Круга Чистоты. Одна маленькая девочка стала переломной точкой в судьбах двух магов, а все они вместе напомнили жителям внутреннего мира, зачем они здесь собрались.
____________________
Младшую дочь рода Борджиа назвали Ариэной что переводилось с итальянского как божественная чистота. Она была любимой дочерью и сестрой. Так продолжалось первые пять лет жизни девочки. Светловолосый ангелочек с красивыми зелеными глазами был предметом гордости и любви всей семьи. Наверно именно поэтому один итальянский аврор, выросший в нищей магловской семье, посчитал забавным использовать маленькую принцессу в виде шлюхи. Девочка провела в его руках полгода. Потом этому “доброму” человеку понадобились деньги, и он выставил сломленную рабыню на торги. Там-то её и купили вампиры, ответственные за рынок живого товара.
Если сироты могли жить в приемной семье, то их переправляли в Россию, где тут же они попадали в приемные семьи. У магов дети были слишком редким счастьем, по этому их с радостью забирали к себе.
Но такой случай, как у Ариэны, требовал особого подхода. Так что таких детей решили отправить в мир Дагды. К тому моменту собралось около двух десятков искалеченных сирот разного возраста, чьи тела можно было вылечить, но чьи личности пострадали так, что требовали особого подхода.
Дагда был осведомлен о прибытии особого груза, и поэтому собрал всех взрослых магов на поляне в Живом Лесу. Он решил, что детям будет проще под влиянием целительной магии Леса.
Когда портал открылся, и вапиры начали переправлять детей и подростков, покорно подчиняющихся любым командам, словно находились в трансе, у многих магов случились припадки. Живя в чистом мире, лишенном искажений, они постепенно приобрели природную эмпатию, которой обладают дети. И сейчас те из них, кто обзавелся этим не особо приятным во внешнем мире даром, погрузились в чувства и воспоминания жертв человеческого скотства.
Северус был одним из самых ярких эмпатов, это усилило его природную легилименцию, что делало его непревзойденным педагогом, но из-за этого сейчас он переживал весь тот ужас что и маленькие рабы в прошлом.
Дагда рассчитывал на такой результат.
Это потрясение изменит людей и даст им новую цель в жизни.
Три года отдыха и беззаботности в лесах нового мира, под чуткой заботой Дагды и Мастеров закалили магов и помогли им зализать старые раны. Теперь пришло время вспомнить, что во внешнем мире живут те, кто нуждается в их помощи.
Единственным, чего не ожидал хозяин нового мира, так это того, что малыш Драко заблудится в лесу, и подаренный Повелителем амулет выведет его на ту самую поляну, где собрались взрослые.
Маленький мальчик увидел девочку, очень похожую на его любимую сестричку Персефону, хоть и гораздо старше..., и провалился в чувства девочки. Сознание девятилетнего ребенка было неспособно понять всё, что произошло с девочкой, но пережитого стресса хватило, чтобы впасть в кому.
Произошедшее стало потрясением для всех взрослых.
Те, кто не понял, что за дети появились на поляне, с удивлением и тревогой смотрели, как их знакомые и друзья валятся без чувств. А душераздирающий детский крик вызвал суматоху среди взрослых и приступ паники среди прибывших.
Дагда радовался тому, что решил провести встречу в Лесу. Живой Храм смягчил произошедшее для всех. Дети почти сразу погрузились в исцеляющий сон, а взрослые смогли без посторонней помощи прийти в себя.
Но этот день изменил многих.
Вольдеморт подошел к Дагде первым:
- Что это значит?
- Я думаю, что мне нужно объяснить вам, что происходит во внешнем мире. Теперь вы достаточно сильные, чтобы принять правильные решения. Но думаю, что этот разговор лучше отложить на завтра, когда все придут в себя. А сейчас мне нужно к Люциусу. Объяснить, что я не уберег его сына.
- Я с тобой.
- Я тоже.
Сегодня Северус и Волдеморт не спрашивали, они ставили Учителя перед фактом. И Дагда не стал спорить.
Когда три мага с ребенком на руках, окутанным белым сиянием амулета, появились во дворе семьи Малфой-Блэк, где были только Нарцисса и Персефона. Женщина, увидев мужчин, улыбнулась, но заметив бессознательного сына на руках Дагды, всплеснула руками и осела на траву. Ноги подвели мать, испугавшуюся за жизнь сына.
- Не бойся, он жив, - поспешил развеять самые страшные опасения Дагда.
- Что с ним? - испуганно спросила мать.
- Он пережил очень сильное потрясение, - вместо Учителя ответил Северус. Он чувствовал вину за случившееся с крестником, хотя никак не мог предотвратить это.
- Нацисса, он в коме, и лучше его не стараться вывести из неё насильно. Когда он справится с потрясением, то сам очнется. Я думаю что амулет поможет справиться Драко с потрясением, потому что я не могу пробиться сквозь магическое поле, не сломав его, - сказал Дагда.
- А что с братиком? - спросила зеленоглазая красавица с золотыми волосиками, нимбом окружающими голову девочки.
Вольдеморт посмотрел на свою половинку и утонул в сиянии глаз. Малышка светилась добротой и любовью к миру. “Наверно, такими и должны быть ангелы”, - подумал мужчина. Со страхом подхватив маленькую юлу на руки, темный маг ласково ответил:
- Твой братик увидел что-то очень страшное, и теперь его нельзя беспокоить. Но он выздоровеет.
Маг плохо понимал детей и, если честно, побаивался опасаясь причинить им боль. Впрочем, и дети избегали сурового мужчину. Но эта малышка доверчиво устроилась у него в руках и не собиралась его отпускать.
- Ты же вылечишь его, - заявила она. Это не был вопрос. Девочка, похоже, была убеждена, что гостю эта задача по плечу.
В первый раз за долгое время маг не знал, что ответить. Но ему на помощь пришла Нарцисса.
- Дядя постарается. Перси, пойди, позови бабушку, - забрав девочку из рук Волдеморта и поставив на траву, попросила мать.
Малышка тут же убежала.
Дагда отнес Драко в дом, и сказал, что завтра ждет всё семейство в Школе, а то они тут засиделись. Там-то они и узнают, что случилось с их сыном. Тем более, что мальчик не придет в себя ещё несколько дней.
После этого маги отправились домой. Северус тут же ушел в свою нору, так как там ему проще будет справиться с пережитым, а Волдеморт попросил Дагду провести с ним магический поединок. В общем, он был нужен обоим братьям.
Дагда аппарировал их на склон одной далекой горы, которую присмотрел для этих целей, и закипел магический бой.
Небо окрашивалось огненными вспышками и раскатами грома, а земля вздрагивала от мощных ударов. Два мага почти до утра опустошали свои магические запасы, стараясь уничтожить друг друга, а потом устало сидели на стеклянном склоне, изрытом кратерами, оставшимися после их поединка.
- Это было так необходимо? - первый раз с момента начала боя заговорил Волдеморт.
- Да. По другому бы они не поняли. Они слишком расслабились и начали забывать, что в Англии сейчас совсем не сладко. Даже после моего жертвоприношения там не прибавилось магии. И знаешь, почему? - не выдержав, повысил голос брат.
- Догадываюсь, - угрюмо ответил Волдеморт.
- Думаю, ты правильно догадываешься. Они отреклись от магии. Их жизнь заполнена страхом и предрассудками, а магия таких не любит.
- Им ещё можно помочь? - печально спросил Волдеморт.
- Да. Иначе я бы не затевал этой встряски. Не всем, и не обычными методами, но можно.
- Тогда пошли объяснять нашим людям, как мы можем помочь тем, кто не попал в этот маленький рай.
Вчера многие поняли, что находятся в раю. До этого им казалось, что здесь их заставляют слишком сильно трудиться и лишают слишком многих благ, но столкнувшись с чужим горем, они начали догадываться, что во внешнем мире творится что-то неладное.
К тому моменту, когда обтрепанные Дагда и его брат появились в Школе, которая, как всегда, стала местом сбора, там собрались все взрослые жители этого мира, которые могли сюда добраться. Детей разобрали по домам темные маги и демоны, понимающие в таких проблемах, и сейчас две тысячи людей ждали пояснений.
Дагда сам воспитал в них самостоятельность и ответственность, и не собирался мешать проявляться вновь обретенным самосознанию и сопереживанию чужим бедам магов.
Так что, выйдя он честно рассказал, что происходит за пределами его мира, а так же, что все чистокровные были предупреждены заранее, и большинство из них покинуло опасную зону ещё до того, как начались настоящие репрессии. Он рассказал о вампирах, которые помогают чистокровным покидать страны Кольца, а так же то, что творят авроры с теми, кто попадается в их руки.
Когда он окончил говорить, на площадке для боёв, которая выполняла теперь роль стадиона или театра, повисла гробовая тишина. У большинства магов а Европе и Англии остались родственники и друзья. Узнать, что уже несколько месяцев те в смертельной опасности, а ты всё это время бегал по ягодникам и обжимался с демонессами, стало огромным потрясением для большинства людей.
- Почему вы их не защитили? - послышался первый вопрос. Толпа согласно зашумела.
- Я их предупредил. А то, что они идиоты, не моя вина. Вдобавок, каждый сам делает свои выборы. Вы выбрали присоединиться ко мне, поэтому вы здесь. Они выбрали домашний уют и нежелание видеть правду, поэтому они мертвы, а их дома стерты с лица земли.
Голос Дагды был жестким и непреклонным, и все вспомнили, что он Король, и в общем-то не обязан перед ними отчитываться.
Задача Короля защищать подданных, но только тех, кто признал его власть, и все они были сейчас здесь или в далекой России.
- Что мы можем сделать для наших родных? - послышался голос Ориона Блэка.
- Если бы этот вопрос не задали, я бы бросил вас на произвол судьбы, - честно ответил Дагда. Его глаза вспыхнули фиолетовым пламенем, напоминая людям, что он не человек. - Вы можете сделать многое. Но вам придется многому научиться. В первую очередь я возрождаю Орден Пожирателей Смерти. Его главой станет мой брат Волдеморт. В этот орден будут входить маги, прошедшие школу Адских миров. Им будет даровано право судить и карать. Это будет очень жесткая военная организация с абсолютной дисциплиной. Все входящие в неё будут считаться вышедшими из Родов, и их родными будут члены ордена. Только им будет даровано право отнимать жизни людей. Но служба Ордену будет не пожизненной, так что маги смогут в последствии завести семьи.
Во вторых, я учреждаю Орден Бардов, который будет состоять из лучших певцов, танцоров, музыкантов, а также сказителей. У каждого члена Ордена будет охрана. В большинстве своём она будет состоять из воинов, прошедших обучение в нашей Школе. Они должны любым способом кроме убийств, охранять жизнь и здоровье вверенного им Барда.
Остальные будут продолжать учиться и стараться узнать как можно больше, чтобы помочь членам двух Братств. Всем вам необходимо в совершенстве овладеть магией Духа и магией Рода, чтобы когда вы попадете во внешний мир, вы могли помочь как можно большему количеству людей.
Вы не сможете остановить то, что происходит, потому что так проявляется порочность общества, развращенного демократией. Они должны сами понять ловушку, в которую себя загнали, но это не значит, что мы не будем стараться спасти, тех кто уже осознал, в какую ситуацию попал, или не будем пытаться повлиять на общественное мнение, - уверенно закончил Король.
Снова над стадионом повисло молчание. Маги пытались обдумать услышанное. Они понимали необходимость восстановления Ордена Пожирателей, и многие были наслышаны об Адских мирах, так сильно изменивших Волдеморта. Но Орден Бардов не укладывался в сознание. Как песенки и танцы могли помочь победить врага?!
В определенный момент один из магов не удержался и озвучил этот вопрос. И тогда над стадионом грянули первые аккорды непривычной, сметающей все преграды музыки. Дагда вышел на середину площадки, его тело начало преображаться, и вот перед зрителями стоит чернокрылый ангел, который запел неизвестную людям песню:

Обманутые радугой идем,
Заложники небесного коварства.
По-детски верим в торжество добра над злом
И в долгий век наивного бунтарства.

Каждый из слушателей видел перед собой не только прекрасного ангела, который пел как будто для него, обращаясь к самым глубинам души, но и картины из своего прошлого:

Зверь прошлого крадется стороной,
Те, кто отстал от нас, - его добыча,
Так отвратителен его голодный вой,
Тот вой, что зверь зовет своим победным кличем.

Маги вспоминали свою прошлую жизнь, и то, как было тяжело избавиться от старых привычек в новом мире. А так же, что предложение, которое сделали им, было сделано ещё многим, но далеко не все согласились приехать на далекий северный остров.

Верь мне, однажды мираж не растает!
Я здесь уже был, я все видел, я знаю!

И маги верили. Они верили своему Королю который вел их к новому будущему, потому что он знал, что делать.

И ты будешь меняться, оставаясь собой,
Зажигать города, забывая покой,
Серебро твоих струн оборвет чью-то жизнь,
И ты однажды проснешься другим!

Маги чувствовали, что меняются прямо сейчас, в их сердцах рождалась решимость и желание действия.

У будущего есть пока лишь тень,
Оно свои меняет очертанья:
То ослепительно в невинной красоте,
То безобразно в старческом страданьи.

Люди, ставшие сами частью Легенды, только сейчас начинали понимать, что они создают новое будущее. Дагда ведет их по пути, на котором нет следов предшественников, ибо они идут по нему первыми.

От радуги до радуги всю жизнь
Несут войну и мир отцы и дети.
С немым презреньем небо смотрит вниз
На очарованных обычным белым цветом.

Это было так верно. Вся их возня за власть и первенство Света над Тьмой казалась теперь только детскими играми, достойными презрения.
Верь мне, однажды мираж не растает!
Я здесь уже был, я все видел, я знаю!
И ты будешь меняться, оставаясь собой,
Зажигать города, забывая покой,
Серебро твоих струн оборвет чью-то жизнь,
И ты однажды проснешься другим!

И тут мелодия полностью поменялась, а голос стал более плавным и завораживающим, но при этом в нем появился какой-то лязг.
Сpедь оплывших свечей и вечеpних молитв,
Сpедь военных тpофеев и миpных костpов
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастpоф.
Детям вечно досаден
Их возpаст и быт,-
И дpались мы до ссадин,
До смеpтных обид.
Hо одежды латали
Hам матеpи в сpок,
Мы же книги глотали,
Пьянея от стpок.
Маги вспоминали, как пришли в Орден Пожирателей. Как мечтали о свершениях и битвах и надеялись изменить мир.
Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фpаз,
И кpужил наши головы запах боpьбы,
Со стpаниц пожелтевших слетая на нас.
И пытались постичь
Мы, не знавшие войн,
За воинственный клич
Пpинимавшие вой,
Тайну слова "пpиказ",
Hазначенье гpаниц,
Смысл атаки и лязг
Боевых колесниц.
А в кипящих котлах пpежних боен и смут
Столько пищи для маленьких наших мозгов!
Мы на pоли пpедателей, тpусов, иуд
В детских игpах своих назначали вpагов.
И злодея следам
Hе давали остыть,
И пpекpаснейших дам
Обещали любить,
И, дpузей успокоив
И ближних любя,
Мы на pоли геpоев
Вводили себя.

Темные маги вспоминали и себя и своих детских неприятилей, которые перетащили школьные обиды во взрослую жизнь. Теперь это казалось не просто глупостью, а идиотизмом высшей марки.
Только в гpезы нельзя насовсем убежать:
Кpаткий век у забав - столько боли вокpуг!
Постаpайся ладони у меpтвых pазжать
И оpужье пpинять из натpуженных pук.
Испытай, завладев
Еще теплым мечом
И доспехи надев,
Что почем, что почем!
Разбеpись, кто ты - тpус
Иль избpанник судьбы,
И попpобуй на вкус
Hастоящей боpьбы.
Люди вспоминали годы, проведенные в Азкабане, и тела друзей, умерших на их глазах, а у тех, кто увидел воспоминания детей, стояли перед глазами горящие поместья, родители которых убивали на их глазах, а так же скоты, которые решили, что могут играться с живыми игрушками.
И когда pядом pухнет изpаненный дpуг,
И над пеpвой потеpей ты взвоешь, скоpбя,
И когда ты без кожи останешься вдpуг
Оттого, что убили его - не тебя -
Ты поймешь, что узнал,
Отличил, отыскал
По оскалу забpал:
Это - смеpти оскал!
Ложь и зло - погляди,
Как их лица гpубы!
И всегда позади -
Воpонье и гpобы.
К этому моменту почти все плакали, а мужчины порывались в бой. Желая защитить невинных и уничтожить злодеев.
Если, путь пpоpубая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жаpком бою испытал, что почем,-
Значит, нужные книги ты в детстве читал!
Если мяса с ножа
Ты не ел ни куска,
Если pуки сложа
Наблюдал свысока,
И в боpьбу не вступил
С подлецом, с палачом,-
Значит, в жизни ты был
Ни пpи чем, ни пpи чем!
Маги приходили в себя и понимали, что изменились. Словно пелена спала с глаз, а незнакомые слова прорвались в самое сердце и кричали оттуда. Теперь они верили, что у них всё получится, и в то, что музыка может быть опасней отряда темных магов, особенно если она идет из самого сердца и подкрепляется изрядной долей ментальной магии. В мире магии слишком давно не велось настоящих войн, поэтому маги забыли такой её вид, как идеологическая война. Настало время познакомить их с этим милым изобретением человеческого гения.

Песня группы Олви “Обманутые”.
Песня Владимира Высоцкого “Баллада о борьбе.”

@темы: И пришел день.