Fargen
То что не убивает нас - делает нас сильней.
Глава 14

Северус уже давно не чувствовал такого влечения. Ему нравились оба, и Люциус с его утонченностью, и Нарцисса с её реалистичным взглядом на мир. Если бы супруги Малфой остались только вдвоём, то их брак оказался бы в опасности, потому что Люциус стремительно менялся, отдаляясь от мирской жизни, а Нарцисса как мать и женщина, требовала от него прилагать всё больше усилий на семейном поприще. А теперь Северус станет мостом между такими разными людьми, взяв на себя те обязанности, которые теперь не может выполнять Люциус. По факту, именно зельевар возьмет на себя роль Главы Рода. Это было столь необычно и пугающе, что одна мыль об этом возбуждала мужчину не меньше красивых партнеров. Больше сорока лет Северус Снейп шел путем Духа, отдавая всего себя Пути и Учителю, теперь пришло время познать ещё одну сторону бытия и окунуться в семейную жизнь. На этом этапе погружение в магию Рода и обретение новых обязанностей уже не сможет негативно повлиять на его собственное развитие, но в то же время ускорит развитие Рода Малфой.
Поэтому Северус, не задумываясь, принял предложение Люциуса, уже зная, что Нарцисса не будет возражать.
И сейчас, прикасаясь к телу Люциуса и чувствуя обжигающий взгляд Нарси, он осознал, что наконец-то дома. У мага ещё не было наследников, но уже была куча нерастраченной нежности и заботы, которой он щедро поделится с супругами и их детьми.
В этот момент раздался беспокойный детский голосок, вырвавший брюнета из сладких грез:
- Мама, а что крестный делает с папой?
Оба мужчины, разорвав поцелуй, повернулись к женщине. Перед ними предстала поистине восхитительная сцена: раскрасневшаяся от возбуждения и смущения блондинка прижала мальчишку к себе, чтобы избежать необходимости отвечать на вопрос, к которому она была не готова. Но непоседливый мальчуган, извиваясь ужом в руках матери, уже снова смотрел на неё, желая получить ответ на беспокоивший его вопрос.
- Дорогая, ответь сыну, - скрывая усмешку и прячась за спиной Северуса, сказал лорд Малфой.
- Вот сам и объясняй! - фыркнула женщина и обратилась к мальчику. - Сейчас тебе всё папа расскажет.
Мальчуган перевел вопросительный взгляд на пару, стоявшую посередине двора.
- Господи! Какие же вы сложные! - возмутился брюнет и, отпустив блондина, сел на траву. - Драко, мы с твоими родителями поговорили и решили, что я буду жить с вами.
Услышав это, малец улыбнулся и осторожно подошел к крестному.
- А с твоим папой мы целовались, это делают взрослые, - посадив мальчика на колено и гладя по волосам, продолжал объяснять крестный.
- Но я видел. Это плохо, - убежденно ответил Драко. Он доверял этому мужчине и видел, что его папа не расстроен, но память говорила, что папе должно быть плохо.
Северус мысленно чертыхнулся, поняв, что ребенок имеет в виду игрища насильников, подсмотренные им в чужой памяти, и радуясь тому, что ребенок слишком мал и наивен, чтобы разобраться в деталях.
- Драко. Посмотри на папу, - повернув мальчика лицом к отцу, сказал брюнет. Ребенок не особо охотно выполнил просьбу и посмотрел на смущенно улыбающегося Люциуса. - Драко. Твой папа похож на человека, которому плохо?
- Нет, - как-то неуверенно ответил мальчик.
- Когда два взрослых человека нравятся друг другу, то они целуются, - пояснил крестный.
- Значит, всё хорошо? - спросил малыш.
- Да, любимый, - садясь рядом с Северусом, ответил Люциус.
- Ну, тогда ладно.
- На этом и порешим. Мне сегодня нужно наведаться к Учителю и Кардену, а завтра я переберусь к вам, - обратился к взрослым Северус.
- Только у нас места маловато, - смущенно ответил Люциус.
- А мне много и не надо. Спать мы всё равно будем вместе, а вещей у меня мало, - спокойно пояснил брюнет вызвав новую вспышку смущения у аристократов. - Думаю, к утру я появлюсь.
Встав с земли и поставив на ноги Драко, Северус направился в Школу. Его поспешность объяснялась тем, что он почувствовал приближение Вальпурги с детьми, а так как был не готов к новому разговору, то попросту сбежал.
В Школе было много народу, в общем, как и во все прошлые годы. Но сейчас в ней царило повышенное оживление. Появление Северуса привлекло всеобщее внимание, говоря о том, что он и является причиной переполоха. На маленьком участке суши, заселенном людьми и магическими народами, новости разносились со скоростью пожара. А вести о возвращении первого ушедшего в Адские миры стала местной сенсацией. Если положить руку на сердце, многие опасались проходить столь жестокое испытание, не имея перед собой живых примеров, а Вольдеморт таковым являться не мог по двум причинам: во-первых, он всё же Темный Лорд, и ему подвластно то, на что не рискнет ни один смертный; во-вторых, он брат Дагды, а это так же не прибавляло оптимизма людям. А вот Северус - просто ученик, да вдобавок, ничем особо не блиставший на родине, кроме зелий и мерзкого характера. Те изменения, которые в нем произошли в этом мире, уже внушали зависть, а после возвращения он должен был стать чем-то особенным.
Как только брюнета увидели, то сразу же на стадионе начал собираться народ.
За последнее время площадка для боёв окончательно приобрела статус стадиона и претерпела соответствующие изменения. Ни о каком комфорте речи не шло, но пара тысяч существ могла спокойно поместиться на трибунах, в надежде увидеть что-то интересное.
Вот и сейчас они ожидали рассказа Северуса о его путешествии.
Когда Ду, оставшийся за старшего, так как сам Старейшина благополучно отправился в те же места, откуда прибыл зельевар, сообщил, что Снейпа ожидает лекция на тему Адских миров в его собственном исполнении, маг недовольно скривился, смирившись с неизбежным, и пошел делать доклад.
Ему уже успели сообщить, что он вернулся первым, так что отвертеться от рассказа и демонстрации новых сил не удастся.
Лекция затянулась заполночь, особенно зверствовали вампиры, физическое строение и магические характеристики которых были близки к новой магии и физиологии Снейпа. Мужчине даже пришлось провести показательный бой с одним из клыкастых, и это противостояние опечалило боевую нежить. Оказалось, что ни в силе, ни в скорости маг теперь не уступал вечному страху волшебников, а способность впрыскивать с укусом в кровь противника разные составы ставила его на более высокую ступень развития. К тому же, Северус так и остался человеком, способным иметь детей и передавать свой генотип по наследству.
После этого алчный блеск зажегся в глазах у многих магов, а к порталам потянулась целая вереница мужчин и женщин, ранее не уверенных в том, какое решение принять.
Северус понимал, что поступил правильно, заострив внимание как на негативных, так и на положительных моментах испытания, но немного сместив акцент в сторону плюсов. Дагде, Вольдеморту, да и, что греха таить, самому Северусу необходимо, чтобы как можно больше народу прошло жестокую школу нижних миров. Это станет гарантией того, что мелочные свары не разрушат их начинание в самый неподходящий момент.
К утру из разумных существ в мире Дагды осталось немногим больше половины.
Прочитав лекцию и переведя дух, мужчина направился на поиски своего Учителя. Дагда нашелся на площадке, где собирались те, кому хотелось научиться петь, хозяин мира пел под гитару безумно красивую песню, от которой душа тянулась ввысь, стремясь превзойти саму себя, при этом никаких особых вокальных данных песня не требовала, но почему-то, слыша её, невозможно было остаться равнодушным. Когда аккорды затихли, и слушатели вернулись из страны грез, раздался голос наставника:
- Никогда не пойте только голосом, голос - всего лишь инструмент, он не поёт. Поёт ваша душа. Это она должна рассказывать истории и делиться своими чувствами. Какой бы прекрасной ни была песня, и сколь совершенным ни был бы голос певца - если он поёт горлом, а не сердцем, его музыка не сможет изменить другого человека. Искусство - это безумная искренность, поэтому в старину великие певцы предпочитали умереть, чем жить, воспевая тиранов и мелких тварей, что возомнили себя хозяевами судеб. Я хочу, чтобы вы брали пример с бардов прошлого.
В мире очень много тех, кто поет за деньги и славу. Я хочу, чтобы вы пели, потому что у вас поёт душа. Не ждите награды, ею станут слезы и смех зрителей, а иногда и разъяренные вопли толпы. Именно зритель оценит ваше творчество, а не правительство магического мира или магловские звукозаписывающие компании.
А теперь продолжайте без меня, ко мне пришли, - улыбнувшись, сказал мужчина и подошел к ученику.
- Я вижу, что ты принял какое-то решение, - идя рядом с Северусом и отвечая на приветствия встречавшихся на пути людей, сказал Дагда.
- Да, Учитель. Вы всегда видите меня насквозь, - улыбнувшись, ответил брюнет.
- И что ты решил?
- Я переезжаю к Люциусу и Нарциссе. Им нужна моя помощь, да и мне хорошо с ними.
- Я рад за тебя. Ваши судьбы были тесно переплетены очень давно, но сейчас у вас есть шанс сделать всё правильно.
- Я тоже это почувствовал, и очень Вам благодарен за такую возможность.
- Не благодари меня. Благодари себя, что захотел принять мою помощь. Я могу только предлагать её, но если человек не захочет меняться, я не в силах его заставить, мне остается только ждать.
- Как по мне, так у Вас великолепно получается соблазнять глупых учеников и направлять их в нужную сторону, используя их слабости и страсти, - хитро улыбаясь, сказал Северус.
- Это мне не запрещено, ведь я - темное божество. Как говорят христиане - демон, а главное оружие демона - это соблазнение и игра на людских страстях, - так же улыбаясь, ответил Дагда.
- Да какой из Вас демон?! Когда Вы учите нас любить, быть верным, слушать свою душу и сердце и не предавать их? - отмахнулся Снейп.
- Самый что ни на есть настоящий. Просто сначала Свет несет эти истины в мир, а потом Тьма, поняв их, продолжает начатое Светлой стороной.
- Вы так говорите, как будто Тьма раньше их не знала, - приподнял бровь Северус.
- Да. Не знала, - спокойно ответил Учитель. - Чем больше я меняюсь, тем больше постигаю мир, частью которого стал. И он не сильно отличается от других.
Когда-то в нем не было Тьмы, да и плотной материи тоже. Так что он пребывал в гармонии, рожденной Светом. Чистые существа не знали страстей и животных инстинктов, созидая вселенную вокруг себя. Но мир уплотнялся, и создания Света считали это благом, распространяя своё влияние на более плотные слои вселенной, вот только это была ловушка. Позволив себе уплотниться, они создали тела из материи, подверженной страстям, и не смогли устоять, поддавшись их искушениям. Так появилась Тьма.
Сначала тех, кто был ею поражен, пытались лечить или изолировать, но с каждым годом их становилось всё больше и больше. Тогда Светлые существа покинули плотные миры и начали изгонять в них своих собратьев, чьи души поразила Тьма. Так появились Адские миры.
Появление людей стало очень большей неожиданностью как для Светлых, так и для Темных. К тому моменту даже некоторые Боги стали подвержены страстям, превратившись в Темных Хранителей, и они посчитали людей неплохим боевым ресурсом в борьбе со Светом.
На самом деле, ни Свет, ни Тьма не воспринимали людей как разумных существ. Они были всего лишь животными, способными говорить и писать. К тому же, люди от рождения поражены Тьмой. Именно поэтому браки между людьми и Светлыми существами так редки, для Светлых это - зоофилия, - хмыкнув своим мыслям, сказал Бог.
- Но как же то, что рассказывали Хранители и Фериат? И почему Вы говорите так, словно Тьма - это зараза? - удивился брюнет. Наставнику всегда удавалось потрясти ученика до глубины души, с легкостью изменяя картину мира.
- Фериат рассказывает ту историю, которую рассказывали ему, а Асмодей поведал нам ту часть истины, которую хотел показать. Он и сам уже начинает в неё верить, - немного печально ответил Дагда. - Хотя он и демон, ему хочется верить в свою правоту, иначе жизнь для него потеряет смысл. И ты прав. В те времена Тьма была похожа на чуму, что поразила вселенную. Разумные сходили с ума, сея смерть и страдание, и только немногие Светлые смогли сохранить чистоту души. В конце концов, они закрылись в своём мире, перестав обращать внимание на всё остальное, потому что посчитали, будто Тьма победила. Они потеряли надежду. И в этом они правы.
- Как это? - спросил Северус, когда понял, что Учитель не собирается продолжать рассказ.
- Тьма действительно победила, и вскорости вся вселенная погрузится в неё, но это не значит, что миром будут править жестокость и беспринципность. За прошедшее время Тьма стала не только сильнее, но и мудрее. Плотные миры напоминают лечебницы для умалишенных, вот только эта болезнь заразна.
За прошедшие тысячелетия безумцы научились жить со своим недугом и постепенно выработали вакцину против него. Ведь в темных мирах нет запретов, а законы чисто условны.
Все мы изучали законы, нарушая их и понимая, почему так не стоит делать. Теперь мы следуем им не из-за того, что боимся наказания, а потому что понимаем мудрость этих запретов. Ни ты, ни я не пойдем воровать кошельки или убивать из-за того, что на нас косо посмотрели; ни тебе, ни мне не интересны низменные страсти или привязанности. У нас есть вакцина и иммунитет от глупости, и это - “Просветление” или “Переход за грань”. Тебе это только предстоит, но ты уже очень близок, - одобрительно улыбнулся Учитель. - Человек, перешедший грань, это не что-то особенное и уникальное, это просто больной, излечившийся от безумия. Ему сделали прививку Тьмы, и он очистил её внутри себя. Постигая самого себя и вселенную вокруг него, и в процессе понимая всю ценность, сокрытую в людях. Их души созданы Светом, а тела - Тьмой, поэтому они способны слить их в себе, став новыми Богами. Но прежде им придется отдать долги.
- Что за долги?
- Свет за эти тысячелетия потерял себя. Долгая война опустошила души детей Света и сделала их сознание закоснелым. Они слишком долго сражались с нами и видели только наши слабости, чтобы теперь принять нашу силу.
- И что же делать?
- Жить. Жить так, чтобы самому не было стыдно. Жить на полную, без оглядки, и прощать Светлым их ненависть и предрассудки. Хотя и не позволять навязывать нам свои правила. Они очень долго несли нам свою любовь и заботу, даже если взамен требовали слишком много, но без их Света наша Тьма не смогла бы измениться. Мы учились у них. Теперь нам пришла пора показать им, что их усилия не были напрасны.
- Учитель, Вы так говорите, словно мы уже победили, и всё решено. А ведь ещё даже нет тех организаций, что Вы приказали создать.
- Всё уже действительно решено. Люди сделали свой выбор, и вместе с ними его сделал весь мир. Теперь осталось только воплотить в реальность то, что уже свершилось на более тонких уровнях. Мы прошли точку выбора, теперь изменить будущее очень сложно. От вас зависит только, насколько хорошо вы сыграете свои роли.
- Это и есть свобода выбора? Свобода выбирать сценарий спектакля, в котором ты играешь роль? - кисло улыбнувшись, спросил Снейп.
- Иногда ты можешь ещё выбирать и саму роль, но, в общем, ты прав. И я такой же актер, как и ты.
- Но ведь Вы - Бог?!
- Ты всё время забываешь, что у Богов тоже есть свои роли, а реплики расписаны на много актов вперед.
- Вам не обидно?
- Нет. Я сам выбрал эту игру, и она мне всё ещё не надоела. Когда мне наскучит роль Спасителя, возможно, я примерю плащ Злодея или вообще воплощусь среди людей, чтобы начать новую партию, - легкомысленно отмахнулся Дагда.
- Но как же баланс сил, о котором говорили Хранители, и почему они сотрудничают? - пытался переварить информацию Северус.
- С этим всё сложно. Светлым изначально сказали, что мир совершенен, и что всего можно добиться мирным путем, у них не было причин оспаривать эту истину. Но когда появилась Тьма, она была неразумна, и многие начали сомневаться в словах высших. К ней относились как к болезни, но со временем поняли, что Тьма тоже часть процесса эволюции. На это ушли столетия, и к тому моменту на стороне Тьмы были уже многие великие ангелы и эльфы, это они превратились в первых демонов. Людей эта участь постигла гораздо позже.
Но становясь демонами, ангелы и воплощения стихий не теряли полностью голову, как эльфы или люди, так что со временем они навели порядок в том бардаке, какой образовался на темной стороне. Вот тогда-то и закипели войны Света и Тьмы. Та история, что нам рассказали, скорее всего частный случай, но таких случаев было очень много. Сначала Свет пытался уничтожить Тьму, которая поглощала миры и страны, но потом произошел момент истины, они поняли, что вскорости потеряют и свой собственный дом, тогда-то они и ушли в глухую оборону, законопатив все щели в своём мире и согласившись на совместное управление вселенной с Темными. С их стороны это был грандиозный проигрыш, но другого пути не было.
Хотя, произошло не только это, а ещё и то, что души, ушедшие во Тьму, научились её контролировать и вполне успешно в ней развиваться. Так появились Адские миры, а теперь и мой мир. С его образованием больше половины вселенной будет принадлежать Тьме, при этом эти слои мироздания наиболее густо заселены, здесь обитает девяносто процентов душ. Только сейчас начинает воплощаться древняя легенда о гармонии Света и Тьмы. До этого за неё принималась гармония материальной и не материальной вселенных, но всё меняется. Самым сложным будет убедить Светлых, что мы им не враги.
Представь. Там два измерения, заселенные гриффиндорцами, а управляют ими Дамблдоры. Так что английская партия - это тренажер для всех нас, - сказав это, Дагда пошел дальше, а ошарашенный Снейп остановился на пол пути, пытаясь справиться с потрясением, вызванным “радужной” перспективой, нарисованной Богом.
У дома Дагды Северуса ждал костер, у которого сидели все его обитатели. На коленях Сандро лежала гитара, а Карден жарил на вертеле какую-то живность - драконья натура мужчины сопротивлялась вегетарианству.
- О, вот и наш путешественник вернулся! - громко заявил Волдеморт, на губах которого расплылась довольная улыбка. С течением времени он всё больше и больше походил на свою вторую форму, становясь открытым и шумным в кругу друзей, и сдержанно-опасным среди незнакомцев.
- И тебе здрасьте, - отмахнулся Снейп и терпеливо выдержал налет мальчишек, которые возмужали за прошедшие годы и были уже сильными молодыми людьми, а не теми сопливыми подростками, которых ему было поручено опекать после появления в новом мире.
Пережив шумную встречу и поев в уютной тишине, маг рассказал своим друзьям о пережитом за арками, и с тоской отметил, как разгорелись глаза молодого Нотта. Со стороны прожитая в нижних мирах жизнь могла показаться приключением только таким вот, испорченным воспитанием Дагды, мальчишкам. Но по факту, это было жестокое, а иногда и ужасное испытание, ценой провала которого могло стать рабство в царстве демонов.
Закончив рассказ, мужчина узнал местные новости.
Мир Дагды пустел. Большинство взрослых мужчин и часть женщин отправились в нижние миры в надежде обрести могущество, равное тому, что стало доступно Волдеморту и Снейпу. По оценкам Дагды, вернется не больше трети, а то и меньше. Эта новость испортила настроение новому главе Тайной Полиции. Но зато обрадовало то, что у него есть немного времени на налаживание семейной жизни, так как, пока народ не вернется, от него ожидаются только лекции по любимым предметам в местной школе и университете.
Кстати, в школе для малышей с каждым днем увеличивалось количество магловских предметов, и Дагда уже подумывал увеличить срок обучения с пяти до десяти лет. К тому же, в ней упор был на физическое и эмоциональное развитие, а магические науки станут основными в Университете. Задачей Школы было дать базис, благодаря которому каждый способен самостоятельно изучить любую науку из тех, что им понравится или станет необходимой.
За это время рядом с поселением вампиров, число которых неукоснительно росло, появилась деревенька русских магов, быстро сдружившихся со всеми, кроме английских аристократов, так как снобизм последних делал их не очень хорошими собеседниками Но Дагда надеялся, что нижние миры поостудят пыл англичан.
Проговорив до утра и поспав несколько часов, Северус отправился в свой новый дом.
Там его ожидал семейный совет всего клана Блэков, Малфоев и Лавгудов.

Учитель провожал взглядом Северуса и радовался, как маленький ребенок - воспитанник вырос.
Из гадкого утенка получился прекрасный лебедь. Кто бы мог подумать, что внутри того желчного циника и нигилиста скрывается поистине великая сила. Когда парень сумел отбросить старые предрассудки и принять помощь, то превратился в настоящего мужчину и воина. На такого можно было положиться в любом начинании, не проверяя всё время, всё ли он сделал правильно.
Теперь мальчишка превратился в мужчину и готов принять ответственность не только за свою жизнь, но и за жизни и судьбы других людей. А начнет он с Малфоев, которые станут его семьёй и ответственностью. Дагда был уверен, что Северус сможет добиться уважения и доверия всего клана, и уже вскорости к его мнению будут прислушиваться.
Тем более, Люциусу действительно необходима помощь. Его дар пробуждается слишком быстро, и без надежных якорей, связывающих его с материальным миром, он может лишиться рассудка, потерявшись в ветках вероятных вселенных.
Северус со своей прагматичностью, но при этом глубокой мистичностью, именно тот человек, который сможет удержать молодого волхва в реальности. Да и пора уже Роду Принцев возвращаться из небытия.

Северус пришел как раз к завтраку, его поджидал весь клан. За прошедшие годы семьи настолько сдружились, что уже чувствовали себя одним большим Родом. И если Лавгудам было важно только само счастье Малфоев, то для Ориона и Вальпурги принять решение Люциуса и Нарциссы оказалось гораздо труднее. Даже не взирая на то, что мир Дагды разбил многие предрассудки и сгладил углы, однополые пары воспринимались англичанами всё ещё очень негативно, а то, что Северус станет старшим в семье - что понимал любой, кто смотрел на семейство - вообще не укладывалось в сознании.
Они весь вечер и часть утра пытались отговорить Малфоев от столь опрометчивого поступка, но пока их усилия не принесли плодов. Люциус молчал, не подавая вида, что слышит ворчание Вальпурги, и наотрез отказываясь обсуждать тему с Орионом, а Нарцисса попробовала объяснить тетке ситуацию, но столкнулась с такой волной непонимания, что теперь сидела, надувшись, хоть и прятала своё настроение под ледяной маской безразличия.
Так что Северус прямо с порога попал в атмосферу угрюмого молчания и витающего в воздухе скандала. Которая, впрочем, не помешала ему поцеловать ладошку Нарциссы и сесть рядом рядом с Люциусом, нагло отодвинув Ксенофилуса. Слава всем богам, мистер Лавгуд даже не подумал спорить и просто отсел чуть дальше. Это позволило выиграть время и поостудило страсти.
Когда все поели, и тишина стала крайне неприятной от невысказанных мыслей, хозяин дома встал и совершенно безапелляционно заявил:
- Господа и дамы, я очень рад, что вас так сильно беспокоит, какое о нас с Нарциссой сложится мнение в свете, но, по-моему, вы чего-то не понимаете. Мы не в Англии и, возможно, никогда туда не вернемся.
- Как это не вернемся?! - возмутилась Вальпурга.
- Да так. Как я понял замысел нашего Повелителя, мы проведем в этом мире множество лет, именно тут вырастут наши дети, и именно этот мир станет их домом, как и для всех их потомков, и я не собираюсь оглядываться назад и жить правилами того мира, который уже не является моим. А здесь совсем другие законы, и они не запрещают мне и моей жене быть счастливыми. Так что, если вам что-то не нравится, это ваши личные проблемы, и не несите их в мой дом, - сейчас говорил лорд Малфой, мнение которого никогда не оспаривалось. Люциус мог казаться мягким и ранимым, но это не делало его слабым. Наоборот, он становился сильнее день ото дня, позволяя себе открываться новому миру и самой Жизни. Только после появления Григория он понял, что всегда боялся Жизни намного больше Смерти. Смерть - это мгновение, её страдания не могут быть бесконечными. А жизнь способна сломать самого сильного человека, и те беды, что она обрушивает на головы живущих, отличаются коварством и фантазией, не свойственной ни одному извращенному уму.
Григорий же показал молодому аристократу, что у всего происходящего есть свои причины и логика. Что Жизнь не развлекается за счет живых игрушек, а пытается обучить неразумных детей. Так что для молодого волхва стало главной задачей понять Жизнь во всех её аспектах. И когда он смог откинуть страх, то увидел красоту и гармонию всего, что его окружает, а это сделало его более спокойным и радостным человеком, который постоянно удивляется разнообразию чудес, встречающихся ему на каждом шагу.
Григорий говорил, что Жизнь только создает ситуацию, а человек сам определяет, как к ней относиться: как к проклятию или благословению. Маг Люциус Абрахас Малфой отказался от страдания. Он принял для себя решение, что будет принимать всё, что дает жизнь, как подарки, и не собирался менять свою позицию. Даже ради близких ему людей.
Судьба решила сделать им великолепный дар в лице Северуса, и никакие глупости не помешают молодому волхву насладиться жизнью вместе с дорогими ему людьми.
Произнесенное Люциусом и его тон заставили всех придержать своё мнение при себе, понимая, что с мужчиной спорить бесполезно. А Нарцисса с новым интересом посмотрела на своего супруга. Ей начинало казаться, что ледяной лорд, которого она так любила, таял под жарким солнцем нового мира. Уж больно легко он стал принимать перемены, заполнившие их жизни. Но оказалось, что под этой приветливой загорелой внешностью кроется всё тот же Люциус Малфой, которого боялось всё Министерство магии.
Возможно, именно тогда женщина приняла их новый дом.
Красивый теплый мир сделал их счастливей и добрее, но не отобрал их силу, как боялась слизеринка.
Отповедь Люциуса вызвала ожидаемую реакцию, и гости отправились восвояси, оставив Малфоев заниматься свои делами.
Всё это время Северус млел от тех чувств, что пробудили в нем слова друга. Ему захотелось сделать что-то приятное людям, которые смогли переступить через своё воспитание. За прошедшие годы он понял, что далеко не каждый на это способен. Прошлое лучше любой тюрьмы сковывает людей, оно, словно каменная форма, ограничивает выборы и не позволяет быть счастливым. Сам Северус потратил десятилетия на борьбу со своим прошлым, и только приняв себя и разобравшись в СВОИХ желаниях, а не тех идеалах и мечтах, что вбили в него окружающие, он смог стать счастливым.
Поэтому, ничего не говоря, он встал из-за стола и вышел в поле за домом. Место было очень красивым. С него было видно и солнце в момент заката, и ленту реки, и замок на утесе, а если немного повернуть голову, то и призрачный свет Эльфийского Леса. Это место было идеальным, и вдобавок тут чувствовался магический источник. По-видимому, где-то под землей было скопление кристаллов, аккумулирующих магию.
Так что мужчина просто отпустил себя, закрыв глаза и позволив магии и душе создать что-то новое.
Личность Северуса не участвовала в акте творения, отдав все бразды правления телом и магией душе, и это было проявлением полной свободы.
Через тело понеслись потоки силы, переплетенные с чувством любви и благодарности, делая мир безграничным и наполненным радостью. Когда поток иссяк, мужчина открыл глаза.
Перед ним стоял дом. Не очень большой по сравнению с английским жилищем Малфоев, но всё же гораздо больше тех, что были у поселенцев. Добротный двухэтажный особняк с каменной террасой, над которой нависал балкон второго этажа; железной крышей с каким-то блестящим пятном; огромными окнами, приветливо открытыми на встречу солнцу и ветру; и большими светлыми комнатами. Он полностью отражал представление Северуса о том месте, где он мог быть счастлив и где хотел бы, чтобы выросли его дети.
Радостно улыбнувшись, маг повернулся к ошарашенным супругам и восторженным детям и, подмигнув, предложил:
- Ну что, пошли смотреть, что получилось?
Привычным жестом откинув с лица длинную смоляную прядь, что выбилась из хвоста, за прошедшие годы отросшего почти до талии, мужчина уверенно зашагал к своему новому дому.
Дом был создан из светло-серого, почти белого камня, по структуре близкого к песчанику. Причем, из него были сделаны не только стены, но и полы. Тщательно отшлифованный, он был гладким на ощупь, но при этом совершенно не скользким.
В таком теплом климате, какой царил в тех широтах, где жили маги, появившемуся дому не требовались ни ковры, ни теплая штукатурка стен.
Но всё же сразу бросалось в глаза, что дом создавал воспитанник Дагды: когда маги открыли большие деревянные двери, им в глаза ударил яркий свет, льющийся через стеклянное окно в крыше, которое и оказалась тем самым блестящим пятном, через которое солнечные лучи падали на стихиальный алтарь посередине холла. Он представлял из себя постамент из всё того же камня, разделенный на несколько ступеней. На самой высокой находилась статуя женщины в богатых одеждах, у ног которой стояли две чаши: одна с огнем, другая с водой, а сами чаши и ноги статуи были погружены в землю, из которой росли цветы, чьё благоухание разносилось по дому. Словно вся композиция размещалась на клумбе. Чуть ниже был каменный стол, на котором лежали ритуальный нож и чаша для подношений.
Северус поклонился статуе, и магам показалось, что та слегка улыбнулась в ответ.
Из холла на второй этаж вели две лестницы, находившиеся по обе стороны от статуи. Там располагались комнаты хозяев и детей.
Кроме огромной хозяйской спальни на этаже было всего лишь три комнаты для детских и одна для игровой. Две спальни делились между мальчиками и девочками, а третья, как сказал Северус, ждала, когда вырастет старший ребенок.
На первом этаже справа находились большая столовая и кухня, прилегающая к ней, а слева - большой зал для тренировок и медитации и комната, которой суждено стать библиотекой.
Мебель везде была простой, но в то же время добротной, сделанной из светлых сортов дерева, которое тщательно отшлифовали, но больше не подвергали никакой обработке.
Семье предстояли хлопотные дни, которые заполнятся радостями переезда. Дети весело носились по комнатам и делили кровати, на которых будут спать, а взрослые любовались их первым в жизни собственным домом, который они будут обустраивать и украшать как душе будет угодно.
Малфой-менор был прекрасным замком с многовековой традицией, но он не мог быть домом, пока хозяева не переделают его на свой лад. А аристократы слишком страшились перемен, чтобы каждый раз обживать целый замок, так что в этой громаде, как правило, были только островки, переделанные хозяевами под себя. А этот дом станет местом, которое молодая семья обустроит и отделает так, как им заблагорассудится. То, что создал Северус, стало прекрасной заготовкой и полигоном для деятельных супругов, а ещё этот дом закрыл целый этап жизни Нарциссы и Люциуса.
До этого дня пара жила в ожидании, когда их призовет Дагда и когда он поведет их завоёвывать старый мир, вот только с каждым днем становилось понятней, что этого дня можно и не дождаться. Дети росли, супруги не молодели, и пришло время откинуть старые мечты и обзавестись новыми.
Да, старый мир ждет их, но если раньше он им был нужен гораздо больше, чем они ему, то теперь ситуация поменялась до обратной. Им было где жить и растить своих детей, они были свободны и счастливы, а вот там, в далекой теперь Англии, жилось не так уж и сладко. И хотя Люциус начал всё это понимать раньше жены, обретение дома стало для него не меньшим шоком, чем для Нарциссы.
Этот день оказался долгим и радостным. Поглазеть на новый дом собрался весь поселок, и гордая Нарцисса постоянно ловила на себе завистливые взгляды, скрытые за неодобрением. Уже всем было известно, что в их доме появился ещё один жилец, и он совсем не гость.
Стайки кумушек довольно громко обсуждали развратных Малфоев, но Люциус и Северус откровенно игнорировали сплетников, а Нарцисса просто расцветала, видя перекошенное от зависти лицо очередной великосветской леди, которая за прошедшие три года превратилась в обычную деревенскую бабу, но всё ещё мнила себя светской львицей. Ну как же, их мужики били баклуши и еле-еле сводили концы с концами, а эта “вертихвостка” оторвала себе двух лучших мужчин. Для них уже было не так важно, что Снейп - полукровка, так как волна сексуальной энергии и уверенности, излучаемая мужчиной, была столь сильна, что закрепощенные англичанки были готовы закрыть глаза на этот недостаток.
Глядя на них, Нарцисса понимала, почему на её родине женщин считали вторым сортом, словно они были способны только рожать. К сожалению, таких вот кумушек в среде английской элиты было очень много, но был и радостный момент: их дочери начали ходить в Школу и, не смотря на негативное влияние родителей, становились всё более активными и самостоятельными.
К вечеру удалось обустроить детские комнаты и хозяйскую спальню. Оказалось, что Люциус с женой свили себе гнездышко “порока” в пещере неподалеку, где они могли выпустить пар, не привлекая внимания детей и всей деревни. Теперь шкуры животных и некоторые игрушки интимного плана, которыми успели обзавестись супруги, перекочевали в новую комнату, отделенную от внешнего мира толстыми каменными стенами и дубовыми дверями. После вечерней медитации ни у кого не осталось сил на активные действия, так что спящих детей разнесли по спальням и сами отправились в царство Морфея.
Утром, когда Северус открыл глаза и увидел перед собой лицо спящего Люциуса, маг не смог удержаться. Картина была настолько восхитительной и милой, что брюнет осторожно приблизился к лицу блондина и начал нежно целовать загорелую кожу. Он так увлекся этим делом, что выплыл из грез, только когда услышал стон Люциуса, полный страсти. Открыв глаза, брюнет столкнулся со взглядом Нарциссы, в котором предвкушение смешалось с ощущением творимой шалости.
Поняв, что его начинание полностью одобряют, Северус погрузился в мир ощущений, активировав всю свою энергетику.
Тут же на него обрушилась масса ярких чувств и эмоций. Похоже, дети уже проснулись и играют возле алтаря, неподалеку ощущается недовольное бурчание Вальпурги, но самые яркие чувства и эмоции бурлят непосредственно в спальне хозяев. Люциус ещё не проснулся, но уже готов к более активным действиям любовника. Похоже, всю ночь ему снились эротические сны с Северусом в главной роли, и теперь брюнет был совершенно не против воплотить их в реальность. А леди Малфой напоминала молодую старшекурсницу, собирающуюся поцеловаться в первый раз, столько в ней было предвкушения, страха, азарта и жажды запретного. До этого момента Северус опасался, что она откажется от своего решения, когда их затея превратится в реальность, но мужчина недооценил авантюризм и смелость жены своего старого друга.

@темы: И пришел день.